502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Моё обращение 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67


 

Александр Сысоев.
Моё обращение.

1. Предисловие
2. Детство и отрочество
3. Служба в армии
4. После армии
5. Начало моего воцерковления
6.Знакомство с рыжим Валентином
7. Открытие трактира и трудности русскогобизнеса в сионодемократическом государстве
8. Заморочки с организованной преступностью
9. Расход с Валентином
10.Моё дальнейшее воцерковление
11. Круг моего чтения
12."Отцы" города Вышнего Волочка
13.Работа на посту директора совхоза
14.О священстве
15.Поездка в Израиль
16. Поездка в Ново-Николаевск (Новосибирск)
17. Возвращение домой
18. О милиции
19.Подготовка к вооружённому мятежу
20.Николай Дубровин
21.Нападение на РУВД
22.В бегах
23.Поездка на остров Псковского озера
24.Встреча с Николаем Дубровиным
25.Встреча с женой
26.Выход из леса и приезд в Москву
27.Встреча с Турухиным
28.Арест
29.В тверском СИЗО


Православная литература.2003 год.


1. Предисловие.



Чтобы проанализировать итоги своей прошлой жизни, чтобы некоторые её факты не стерлись из памяти, я решил написать данную книгу.
На Пасху 1999 года я со своим товарищем Евгением Харламовым
совершил вооруженное нападение на РУВД города Вышнего Волочка в результате чего трое милиционеров было убито и один ранен.
Нашей целью был захват оружия и поднятие мятежа против сущест-вующего государственного строя в России.
Надеюсь читателю будет не безынтересно узнать от первого лица что толкнуло на этот поступок двух мирных православных граждан, что мы планировали, как развивались события на самом деле и почему не получилось задуманное. Также полагаю, что мой жизненный опыт, чем-то будет интересен и полезен хотя бы некоторым думающим не-равнодушным русским людям.
Просионистские демократические СМИ прилепили нам клеймо
"православных фанатиков" с целью дискредитации христианской идеи
о противодействии злу силою. Книга поможет разобраться что сказан-ное о нас правда, а что ложь. Кроме того, в ней я затрону ряд животре-пещущих вопросов, касающихся как жизни всего общества, так и каж-дого человека в отдельности. Их замалчивание или ложное истолко-вание выгодно только врагам русского народа. Сюда я отношу преж-де всего проблемы современного Православия, проблемы устройства современного государства и выскажу своё мнение каким оно должно быть в будущем, чтобы нам русским людям быть хозяевами на своей земле.
Чтобы перейти к повествованию основной темы, читателю необ-ходимо поближе познакомиться с её автором. Поэтому я начну с само-го неинтересного раздела книги, а именно с воспоминаний своей мо-лодости.



2. Детство и отрочество.

Родился я в 1961 году в Москве в Кунцево вторым ребенком. Мой отец после возвращения с войны окончил с красным дипломом юридический факультет МГУ и работал судьёй в Киевском народном суде города Москвы. Образование своё он на этом не закончил и про-должал заочно учиться в автодорожном институте. Мать работала ко-пировщицей на заводе ВИЛС.Отец, годы учебы в университете


До 1967 года мы жили в коммунальной квартире на Сетуни, - рабочем предместье столицы. В годы первых пятилеток происходила быстрая урбанизация сельского населения, - вчерашние крестьяне съезжались строить заводы и фабрики. Вот и мои предки по линии отца приехали из Тверской губернии, а со стороны матери из Рязанской возводить всесоюзное авиапредприятие ВИЛС ( всесоюзный институт лёгких сплавов ).
В комнате нас жило пять человек: отец, мать, старший брат, я, и баба Фрося, - мать отца. Во время войны она потеряла двух близких ей людей: мужа - деда Михаила и старшего сына Фёдора. Оба они на фронте пропали без вести, и где находятся их могилы до сих пор не из-вестно.Отец и баба Фрося



До войны дед Миша работал бухгалтером, что в то время считалось привилегированным уделом грамотных людей. Баба Фрося тоже была обучена грамоте, - 1894 года рождения она с малолетства находилась в прислугах у господ, - присматривала за их детьми. До революции вме-сте с хозяевами она объездила пол Европы, о чем свидетельствуют фо-токарточки и открытки, которые она посылала домой родителям в д. Хорошово Старицкого уезда Тверской губернии и хранящиеся в нашей семье.

Господа по-видимому были сильно к ней привязаны и после ре-волюции хотели забрать её с собой в Америку. Как рассказывала моя мать, даже были собраны необходимые для эмиграции документы за подписью самого Ленина, но родители не разрешили ей уехать.Баба Фрося в молодые годы
Баба Фрося, в молодости обученная правилам аристократического этикета и частично приобщенная к господской жизни, в Советском государстве до самой своей смерти работала при заводском подсобном хозяйстве обыкновенной тепличницей. Внешне она ничем не отли-чалась от женщин своего поколения, но благородство и внутренняя культура выдавали её не совсем обычное воспитание. Скажем, она никогда не имела привычку сидеть возле подъезда с другимиженщинами и наводить сплетни на жильцов дома. Всякий раз проходя мимо она ругала сплетниц за их длинные языки.
Я её помню тихой маленькой старушкой, не лезшей в чужие дела, никогда никого не осуждавшей и живущей, казалось бы, своей внутренней жизнью. Дома она или готовила на кухне, или сидела на диване и читала книгу через свой дореволюционный монокль.
С бабкой Фросей мне было легко и интересно, - я любил с ней иг-рать и задавать всякие вопросы. Помню она спрашивала меня, люблю ли я её. Чтобы её подзадорить я отвечал что нет. Тогда она обещала скоро непременно умереть. Что такое смерть в три года я еще не знал, - детскому сознанию свойственно предощущение вечной жизни. Мне тогда казалось ( оказывается правильно казалось ) что если я родился , то буду жить всегда. Начинались расспросы и выяснялось, что смерть это долгий сон и мы просто не сможем долго увидеться. Меня это не очень пугало, хотя бабку я любил и расставаться с ней мне не хоте-лось.
Умерла баба Фрося так, как сама говорила о смерти ( в июне 1965 года в возрасте 71 года ). После гибели её мужа и сына на войне она подружилась с одиноким стариком из соседнего подъезда. Иногда они сидели на скамейке возле дома и в общении коротали свои старческие дни. Вероятно их связывали общие воспоминания, и привязанность друг к другу у них была настолько крепкой, что пережила она его все-го лишь на один день. Узнав что дед умер, следующим утром она по-шла на работу, присела отдохнуть и уснула. Коллеги по работе видя это хотели её разбудить, но она уже была мертвой.
Похоронена баба Фрося была на Троекуровском кладбище, находящемся в нашем же Кунцевском районе недалеко от дома, где в то время хоронили всех заводских рабочих.Дед Михаил, слева
Помню стоял пасмурный летний день и с утра беспрерывно шел дождь. Раньше времени мать забрала нас с братом из детского сада и сказала, что мы сейчас пойдем хоронить бабу Фросю. Предстоящее событие мне скорее показалось интересным, чем печальным. Держа мать за руки с обеих сторон, мы с братом перепрыгивали через пупыр-чатые от дождя лужи, а я задавал ей вопросы типа: смерть это сон? и когда она проснется? Мать успокаивала меня, говорила, что не на дол-го, мол, бабушке надо отдохнуть, а потом она вернётся. Но по её голо-су я чувствовал что мать говорит неправду.
Когда мы открыли дверь в комнату, где в центре на столе стоял гроб с покойной, мой брат как старший и уже понимавший что такое смерть, насупился от слез и убежал на кухню. А я влез на стоящий у стола табурет и с близи стал разглядывать умершую. Кругом молча стояли взрослые, иногда тихо переговариваясь, что подчеркивало не-обычность происходящего события. Мать запретила мне дотрагивать-ся до гроба, в полголоса пояснив, что этого делать нельзя.Баба Фрося
Когда бабу Фросю выносили на улицу и народ двинулся на клад-бище, то я тоже выразил согласие идти её хоронить. Меня на руках в самом конце процессии несла тётя Тося, знакомая моей матери. От непрекращающегося дождя и печального вида людей мне стало гру-стно и я заплакал. Тёте Тосе я сказал, что замёрз и идти дальше не хо-чу и мы вернулись домой.
Потом каждый год на Пасху мы всей семьей ездили на кладбище, где приводили в порядок могилу бабы Фроси . Отец с матерью краси-ли ограду, сажали цветы, а мы с братом помогали им. Перед уходом мать на могильной плите рассыпала пшено, клала конфеты и краше-ные яйца. А отец поминал свою мать стопкой водки. После того как выпивал сам, - начинал в шутку искать где на могильном холме нахо-дится голова покойной и на то место лил водку как бы в воспомина-ние о своей прошлой с ней жизни.
Рядом с нашим кладбищем у его входа стояла небольшая выстро-енная из красного кирпича церковь. Она находилась за плотным дере-вянным забором на территории фруктового сада, откуда все время раздавался лай собаки на проходящих мимо людей. Храм был, очевид-но, в своё время разграблен и не работал. По периметру его окружали деревянные почерневшие от времени леса. Но строительные работы в нём никакие не велись, по крайней мере до 1985 года. То был первый в моей жизни храм, на который я осознанно обратил своё внимание. Как я узнал много лет спустя построен он был в честь иконы Спаса Неру-котворного.
В молодости эти полуразрушенные церквушки всегда притягива-ли меня своей загадочностью. В них была некая тайна ещё не понятная уму, но чувственно соприкасающаяся с моей внутренней сокральной жизнью, до времени скрытой под спудом реальности атеистической жизни.
Окрестила меня бабка со стороны матери с молчаливого согласия отца коммуниста в возрасте примерно одного года. Моим крестным стал старший брат Фёдор, который и носил меня во время обряда на руках. Самое интересное, что это событие, несмотря на мой малый возраст, до сих пор осталось в моей памяти. Это случилось из-за стра-ха, который произвели на меня большие бородатые дядьки с крестами на одеждах, нарисованные на потолках и стенах церкви.
Вскоре умер и мой отец, который пережил свою мать всего на пять лет. Предчувствуя свою скорую преждевременную кончину, он иногда говорил об этом матери, а та только отнекивалась, не воспри-нимая его слов всерьёз. Вероятно из-за этого своего предчувствия отец очень дотошно занимался нашим с братом воспитанием. Навыки, которые он привил мне с малых лет стали доминирующими чертами моего характераОтец, в центре, с фронтовыми товарищами.
Сам, будучи фронтовиком, отец не терпел разгильдяйства и прояв-лений человеческой слабости. Дисциплина, порядок, уважение к стар-шим были краеугольными камнями нашего воспитания. За доноси-тельство на брата попадало самому доносчику. За непослушание и провинности наказывал нас ремнём или ставил в угол, но и его стро-гого голоса хватало, чтобы от обиды начинали течь слёзы. Во время экзекуции не разрешалось ни кричать, ни даже всхлипывать, - мужик должен терпеть боль молча и не показывать своих страданий окру-жающим. Сделал дело, - гуляй смело, - гулять на улицу только после выполнения домашней работы. Дают бери, бьют беги, - поговорка от гордости и заносчивости.
Четверка считалась плохой отметкой в моём дневнике и была по-водом для дополнительных занятий. Вместо нескольких предложений по письму, задаваемых в качестве домашней работы, я под его дик-товку исписывал по полтетради, чем приводил в изумление свою учи-тельницу, которая без раздумий выводила мне отлично.
В шахматы отец научил меня играть с трёх лет, и потом я стано-вился чемпионом по этой игре в пионерских лагерях и в лесных шко-лах, где обучался до 7 класса. Считать до бесконечности я научился ещё в детском саду. Помню воспитательница в свободное до обеда время в качестве организационного мероприятия рассаживала круж-ком нашу детскую группу, а меня просила вслух считать перед всеми.
Учителя и воспитатели меня всегда выделяли из общей массы де-тей, - либо ставя всем в пример, либо как последнего хулигана, - в за-висимости от того как я себя вёл. Но специально выделяться и верхо-водить среди сверстников я не любил.Отец, крайний слева в заводском оркестре
Однако мой отец вовсе не был монстром без человеческих чувств и слабостей. На добровольных началах в свободное от работы время он играл на трубе в заводском духовом оркестре. В шестидесятые го-ды население ещё не имело ни магнитофонов, ни других увеселитель-ных бытовых изобретений цивилизации. Люди развлекались в соот-ветствии с возможностями своего времени и ни один митинг, празд-ник или похороны не обходились без услуг их оркестра.
В составе оркестра играли в основном ровесники моего отца и многие из них так же как и он были фронтовиками. Иногда он меня брал с собой на концертное мероприятие. По его окончании, как во-дится в таких случаях, они покупали спиртное и отмечали праздник своим тесным музыкантским кругом.
Но пьяного отца я не любил. На этой почве у него с матерью происходили скандалы, иногда доходящие до рукоприкладства. Она вынуждена была убегать к соседям или обращаться за помощью к дружинникам. Сидя на кровати я наблюдал как мой отец молча наде-вает ботинки, а его, стоя в комнате, ожидают большие дядьки с крас-ными повязками на рукавах. Отрицательный пример пьянства дейст-вовал на меня и я решил, что когда вырасту, - ни за что пить не буду.
Однако своего отца мне было жалко.
Наблюдая подобные сцены с ранней молодости я подметил, что у советской власти было женское лицо. На общественном уровне жен-щины везде командовали и такое их противоестественное поведение поддерживалось властью. Мужик, если он не был, руководителем, - должен был быть всего лишь покорным и смиренным работягой. Именно из-за этого часто неосознанного чувства неполноценности в мужской среде процветало бытовое пьянство.
Я хочу особо подчеркнуть, что у нас была обыкновенная советская атеистическая семья. Ни религиозных обрядов, ни бесед о религии у нас никто никогда не вёл. Отец был коммунистом, воевал на фронте и любил читать книги о войне. А мы с братом воспитывались на филь-мах типа : " Неуловимые мстители", " Армия трясогузки" и прочем кино о войне и революции, которые в основном показывались в то время в кинотеатрах и по телевизору. Фильмы, кстати, были несо-мненно талантливее и реалистичнее современной голливудской гали-матьи, где ничего кроме огромных затраченных денег и шизофрении её авторов нет. Фильмы советской эпохи воспитывали в нас горячий патриотизм. В детстве я очень гордился , что живу в самой большой стране мира СССР и искренне считал, что все государства, окружаю-щие нас, наши враги, среди которых враг номер один это США, с ко-торыми хоть сейчас был готов идти воевать. И любимой игрой нашего детства была игра в войну.
Кроме воспитанной гордости у меня ещё существовало врождён-ное чувство исключительности нашей Родины России и русского на-рода, которое объяснить себе в то время я ещё не мог. Оно исходило от отца и его товарищей фронтовиков, - победителей в Великой Оте-чественной войне, которые, в свою очередь, воспитывались право-славными отцами и матерями дореволюционной России.
В санаторно-лесных школах, где я учился после смерти отца с 3 по 7 классы, вдоль коридоров на стенах висели портреты пионеров-героев, с описанием их подвигов. Такая наглядная агитация произво-дила очень сильный воспитательный эффект на молодое сознание. Сам дух в наших классах был пронизан непримиримой воинственностью к мировому империализму и патриотизмом.
Завучем и учителем истории в санаторно-лесной школе №6 у нас был Иван Иванович, - крупный пожилой мужчина, воевавший в годы войны партизаном в Беловежской Пуще и любивший на уроках исто-рии рассказывать случаи из своей боевой молодости, как они подры-вали фашистские поезда, устраивали засады, расправлялись с поли-цаями. По его инициативе к нам приезжали солдаты пограничники и на стадионе демонстрировали задержание шпиона с собакою и стрель-бой холостыми патронами из автоматов. Восторгу нашему не было предела и после представления мы гурьбой выбегали на поле соби-рать пустые гильзы.
Летом, находясь в пионерлагерях, мы регулярно участвовали в военно-патриотических играх "Зарница".
Отец умер 2 мая 1969 года, не дожив трёх месяцев до своего 44-летия. Рано утром, когда я ещё лежал в кровати, за ним зашли товари-щи по оркестру и забрали его играть на похоронах у какого-то еврея.
После похорон, как обычно, они выпили, отцу стало плохо и он умер. В официальном заключении записали, что смерть наступила в резуль-тате отравления этиловым спиртом, но вскрытие показало что про-изошло кровоизлияние в головной мозг.
После смерти отца у матери на нервной почве развился открытый туберкулёз лёгких, и она порознь отдала нас с братом в санаторно-лесные школы, где мы обучались и жили на иждивении государства. Сама же мать с гостинцами по выходным приезжала навещать нас. Дома мы находились только во время учебных каникул, а летом, как правило, отдыхали в заводском пионерском лагере "Звёздочка". По этой причине с 3 по 7 классы я имел счастье обучаться и жить в кол-лективной среде сверстников, о чём совершенно не сожалею. Свежий воздух, режим дня, игры с одноклассниками, разумная закрытость от внешнего мира, широта и свобода, а также любимые учителя и воспи-татели, имена которых с благодарностью вспоминаю до сих пор, - все эти факторы дают несомненные преимущества в сравнении с жизнью обыкновенного московского школьника.
Учился я неровно в зависимости от возрастных особенностей. В 3 и 4 классах скатился до троек и четверок, в 5 и 6 вновь стал отлични-ком. В эти годы, не имея никаких представлений о религии, я с удо-вольствием изучал в школе и самостоятельно точные науки: матема-тику, физику, химию, считая их двигателем прогресса человеческой цивилизации. Приобретение знаний и развитие своих физических и умственных способностей стало для меня самоцелью и смыслом жиз-ни, так как хотелось принимать в ней активное участие, а не просто плыть по течению. Кстати, этому способствовала официальная про-грамма воспитания советской молодёжи, если человек не смотрел на неё лукаво.
По возвращении в свою родную московскую школу я так и не свыкся с её атмосферой индивидуализма. Класс уже не был дружной семьёй, а учителя любимыми наставниками. Во внутренних взаимоот-ношениях между учащимися и учителями преобладали лукавство и ка-зёнщина. К тому же это время совпало с моим переломным возрастом, когда уходит детская непосредственность и появляется куча болезнен-ных вопросов к новой для человека взрослой действительности, отве-ты на которые господствующее тогда атеистическое учение марксизма в принципе дать не могло. Но я их продолжал искать, так как не имел представления о своём правильном поведении в обществе, из-за чего жизнь для меня становилась сплошной мукой.
Вложенные с детства в меня отцом и учителями принципы входи-ли в противоречие с доминирующими уже тогда правилами жизни мо-сковского общества. Эту перемену, произошедшую за время моего от-сутствия в Москве с 1970 по 1975 годы, я заметил, но не имея жизнен-ного опыта, посчитал её за объективно развивающуюся действитель-ность. И все проблемы личного характера возложил на себя, как ре-зультат личного несовершенства.
В то время я уже учился в Кунцевском радио-механическом техни-куме, куда поступил в 1976 году после 8 класса на специальность тех-нолога радиоаппаратостроения.
Для начала я занялся развитием силы воли и выработкой характера.
Огромного труда мне стоила привычка вставать в семь утра и делать пятнадцатиминутную пробежку. Потом больше года приучал себя к простому сидению за письменным столом, чтобы делать уроки, так как после прихода из школы любил плотно поесть, а потом поваляться на диване. Но со временем навыки входят в привычку и становятся не-отъемлемой частью человека, - то, что по началу кажется невозмож-ным превращается в любимое занятие.
Летом я бегал, зимой ходил на лыжах в лес, по примеру брата стал посещать зал тяжёлой атлетики спортклуба "Фили" и за два года до-бился хороших результатов в физподготовке, обойдя по многим пока-зателям своих сверстников.
Из сорока с лишним предметов, преподаваемых в техникуме, в итоге, только по одному у меня была четвёрка, по всем остальным от-лично. Кроме учебной программы я самостоятельно изучал по книгам интересующие меня дисциплины, читал много художественной и на-учной литературы. Краеугольным камнем моего самообразования стал поиск смысла жизни и определение пути, на котором должен был об-рести самого себя.
Но странное дело, - чем более я изучал в первоисточниках Маркса, Энгельса, Гегеля, - общедоступных тогда философов, тем более терял душевное равновесие. Добросовестное восприятие в себе их учений порождало уныние и какую-то глухую тоску. Они сплошь состояли из надуманных искусственных догм, не то чтобы оторванных от жизни, а просто несовместимых с нею. Не даром что к четвёртому курсу техни-кума у меня под их влиянием стало развиваться чувство обречённости и пустоты, порождающие мысли о самоубийстве.
Чтобы привести в порядок перенапряжённые нервы, я самостоя-тельно занялся аутогенной тренировкой.
Аутогенная тренировка учит искусству расслабления мышц - релак-сации и технике дыхания для достижения человеком полноценного отдыха. Этим дело не ограничивается. Когда расслабление достигает пикового состояния и полностью расслабленные мышцы перестают подавать в мозг сигналы о себе, то человек перестаёт чувствовать своё тело и как бы плавает в пространстве голым умом. В этот момент под-сознание раскрывается и легко подвергается внушению простыми мыслями. Можно легко себе внушить словесно, что ты, например, щедрый, молчаливый или имеешь весёлый нрав и, самое интересное, что таким становишься в реальности. Но без последствий такие экспе-рименты не заканчиваются, и позже наступает горькое похмелье в ви-де раздвоения сознания, безотчётного страха и всё тех же мыслей о самоубийстве.
Когда я анализирую эти свои прошлые опыты и сравниваю их с позиции нынешнего своего православного человека, то понимаю что по сути занимался восточной медитацией и страстной католической молитвой. Откуда мне тогда было знать, что представления и мыслен-ные образы в подобных случаях надо изгонять и подавлять, да и вооб-ще лезть в духовную сферу опасно без внутреннего обращения ко Христу и Его святым. Откуда мне тогда было знать, что я отдавал свой ум во власть хитрым бесам и что именно они пытались толкнуть меня на самоубийство. Можно сказать, что своё православное будущее я выстрадал в неведении своих ошибок молодости.
Уже позже, когда я изучил творения святых отцов, я понял до ка-кой степени человеконенавистничества дошёл немецкий жид Карл Маркс, написавший по заказу своих единоверцев-банкиров насквозь лукавое учение; и как могущественны были силы тьмы, сумевшие рас-пространить это учение на весь мир.
В свете всего вышесказанного слова Христа: "Я есмь Путь, Исти-на и Жизнь" стали моей нынешней сутью и девизом. Но тогда мне ещё этого открыто не было. Просто в определённый момент, разочаровав-шись в своих тупиковых исканиях, я отказался от них и решил жить как все.
Этот момент совпал с окончанием моей учёбы в техникуме и ухо-дом на срочную службу в армию.


3. Служба в армии.

В армии я служил с осени 1980 по осень 1982 года.
Моя мать имела хороший каллиграфический подчерк, и время от времени она подрабатывала в военкомате, заполняя бланки и военные билеты. Воспользовавшись своей близостью по работе к членам при-зывной комиссии, она по блату устроила меня в военную часть, где служили дети высокопоставленных московских особ: министров, ге-нералов и других всевозможных начальников. Эта часть связи нахо-дилась на территории дивизии им. Дзержинского, расквартированной в подмосковном городе Реутове.
Когда-то в ранней молодости я мечтал стать военным. Романтика военной службы, как уже писал выше, была мне навеяна воспитанием и талантливыми фильмами о войне того времени. Но к моменту моего призыва нравы общества сильно поменялись в сторону ценностей, пропагандируемых нашими западными врагами. Так что основная масса молодёжи, в том числе и я, считали два года службы в армии бесполезно потерянным временем, вычеркнутым из личной жизни. Это был конец брежневского правления и пик эпохи развитого социа-лизма.
В нашей роте подвижного узла связи служило четыре офицера. Половина на половину: двое, находящихся на командных должностях, карьеристы и проходимцы, а двое других соответствовали высокому званию русского офицера и тянули на себе всю черновую работу. Ха-рактерен национальный состав этих двух групп, - русских на перифе-рию выжимали более хитрые и угодливые украинцы. Так командую-щим роты у нас был майор Славгородский - не очень умный трусли-вый неврастеник, уроженец солнечной Украины. Трусливый в том плане, что очень боялся ответственности перед вышестоящим началь-ством, - как бы не срезаться перед ним, как бы не случилось какого ЧП, - из-за чего очень грубо и бесцеремонно вёл себя с подчинёнными ему солдатами.
Как помню, основным нашим занятием было мытьё полов в ка-зарме и бесконечная покраска автомобилей перед многочисленными смотрами. За счастье считалась поездка на службу в штаб внутренних войск, находящийся в Лефортово в Москве, где мы качали телеграф-ную связь для высшего командного состава. За два с лишним года мы только два раза посещали полигон для стрельб, где отстреливали по 12 патронов. Я стрелял на отлично, - мне хватало 9 патронов при стрель-бе очередями по трём мишеням. Да два раза мы выезжали на трёхсу-точные полевые учения.
Нас не учили самому главному в военном деле: искусству подав-ления и уничтожения своих противников.
Время от времени мы заступали в караул для охраны автопарка и складов части. Патроны нам не выдавали, так как охраняемые объекты находились внутри территории дивизии и кроме примкнутого к авто-мату штык ножа мы не имели никакого оружия. Я иногда представлял себе чтобы стал делать, если бы на меня произвели нападение. И при-ходил к убеждению, что в свои двадцать лет человека убить не смогу, - не хватило бы духа. Будь передо мной решительно настроенный про-тивник, он бы вырвал из моих рук автомат и заколол бы меня моим же штык ножом, как Абдула Петруху в фильме "Белое солнце пустыни".
Думаю, что по такой же причине погибло много наших молодых необстрелянных солдат в Чечне. Воевать должны только морально подготовленные решительные люди, лучше было бы если это были зрелые уже состоявшиеся мужчины. На вопросах трусости и воспита-ния смелости я подробнее остановлюсь в одной из следующих глав.
Итак, я имел возможность по службе тесным образом общаться с отпрысками высокопоставленных советских чиновников и, сравнивая их с ребятами из простых семей, понял справедливость пословицы, что рыба гниёт с головы. Ни одного человека, фанатично преданного коммунистическим идеалам, я среди них не встретил. Наоборот, все они горячо исповедывали ценности западного мира. Они были алчны, похотливы, чванливы, высокомерны. Один хвастал как он на граждан-ке любил с подругой на самолёте на выходные дни слетать искупаться в Чёрном море, другого после возвращения со службы ожидала но-венькая "Волга" - папин подарок, третий приводил список товаров и смешные цены на них, по которым отоваривалась их номенклатурная семья в закрытых магазинах. Такие их разговоры были большим раз-вращающим соблазном для простых ребят из неимущих семей по причине недоступности для них подобных благ.
Из уст одного блатного полу армянина из нашей роты я впервые услышал мнение, так поразившее меня тогда: что если бы Наполеон захватил Россию, то она была бы цивилизованней, и жилось бы в ней гораздо лучше.
С такими переродившимися потомками старых коммунистов ги-бель Советского Союза оказалась неизбежной. Но мало кто предпола-гал , что это произойдёт так быстро, - через какие-то десять лет.
Самым тесным образом сыны номенклатурных родителей находи-лись в духовном родстве с офицерами-карьеристами. Объединяли их общие методы и подходы к работе: стукачество, подхалимаж, умение где надо подставить товарища. Кто их использовал в своей работе, тот добивался успеха на службе и занимал неплохую должность в роте. Я же не смог переступить через свою натуру и поэтому до самого дембе-ля выполнял в роте черновую работу, и уволился в последней партии в звании ефрейтора, хотя находился на должности прапорщика.
Моё увольнение совпало со смертью Леонида Ильича Брежнева и началом новой политической эпохи в нашей стране.


4. После армии.


После смерти отца наша семья жила довольно-таки бедно даже по советским понятиям. Например, когда я учился в техникуме у меня на год имелись только одни шерстяные брюки; а по причине отсутст-вия пиджака я носил куртку от старой школьной формы, за которую меня презирали некоторые модники из нашей учебной группы.
Когда я вернулся из армии то решил, что мне пришла пора кон-чать с бедностью и надо начинать добиваться жизненного успеха. В то время жизненный успех у меня ассоциировался исключительно с ма-териальным благополучием. Естественно, что о работе по специально-сти инженера, которую я получил в техникуме, не могло быть и речи, - заработок в 130 рублей и проходная система меня не устраивали. Предложения из милиции и КГБ я тоже отверг, - после службы в ар-мии у меня сложилось стойкое неприятие организаций, практикующих единоначалие, которое ограничивало мою свободу.Во время работы проводником, Петрозаводск
Полгода пришлось поработать в одном из подмосковных совхозов, и 1983 года я устроился на железную дорогу проводником пассажирских вагонов. Здесь кроме зарплаты имелась возможность заработать на спекуляции, безбилетном провозе пассажиров и прочих оказываемых пассажирам услуг. Конечно, моей мечтой была организация лич-ного бизнеса, но для него нужна была необходимая инфраструктура и начальный капитал. К тому же в то время этим планам мешала советская государственная система, но она уже не была монолитной и имелись все возможности для работы подпольно.
Поставленные перед собой цели я всегда добивался, так как имел необходимые для этого природные качества: трудолюбие, упорство, расчётливость, неприхотливость и даже некоторый аскетизм в личной жизни. К спиртному я всегда был равнодушен, курить начал после ар-мии, но через шесть лет с огромным трудом но бросил.
Буквально за пять лет гражданской жизни мне удалось накопить денег на новый автомобиль "Москвич", на кооперативную квартиру в московском микрорайоне Солнцево, обставив её мебелью, и коопера-тивный гараж. Для полного счастья тогдашнего советского обывателя не хватало ещё дачи или собственного домика в деревне и можно было начинать самостоятельную предпринимательскую жизнь.
Такое резкое повышение благосостояния нашей семьи пришлось на время Горбачевской перестройки, и мои радужные планы на буду-щее были связаны с грядущими экономическими и политическими свободами.
Несмотря на захвативший меня дух стяжательства, я никогда не испытывал страсти к приобретаемым вещам и смотрел на них лишь как на средство достижения цели.
. В свободное время я с интересом читал демократическую лите-ратуру, которая в то время для всех нас была откровением, слушал за-падные радиоголоса и желал скорейшей смерти коммунистическому строю.
Жить бессмысленно без понимания природы вещей и событий, без идеологической обоснованности поступков я никогда не мог. И сейчас, образовавшийся после крушения коммунистических идеалов во мне вакуум, я заполнял новыми знаниями из демократической прессы, переосмысливая историю, экономику, цель и смысл жизни.
Родной брат моей матери Анатолий Ефимович Мурсенков, - дядя Толя, - дал как-то почитать мне книгу английского философа Манде-виля "Басня о пчёлах", где в гротескной форме он сравнивал жизнь человеческого общества с жизнью пчёл в улье и описывал принципы и мотивы его развития.
Главными мотивирующими факторами развития цивилизации за-падного образца он считал врождённые человеческие похоти и пороки. Чтобы угодить своему тщеславию, люди придумали предметы роско-ши и постоянно меняющуюся моду, которые давали работу огромной армии мастеров, ремесленников, изобретателей, рабочих. Желание разбогатеть подвигло торгашей на кругосветные путешествия и оты-скивание морских путей в новые земли, что, в свою очередь, способст-вовало развитию науки и техники. А непомерный эгоизм людей, кото-рый мог бы сделать невозможным их совместное проживание, хитро-умные политики оградили моралью и законами.
Таким образом, грех и порок, окультуренный законом и этикой, возводился Мандевилем в ранг добродетели. На таких принципах бы-ло построено и существует сейчас современная западная цивилизация.
Для человека, не обременённого религиозными знаниями, каковым я был в то время, такая философия представлялась вполне разумной и логичной, и она стала для меня руководящей на том отрезке жизнен-ного пути.
В 1987 году я первый раз женился, но жить с женою мы вместе не стали и вскоре развелись. Через два года я женился вновь на девушке из Мурманской области.
Кто жил в советское время, те помнят привилегированное поло-жение москвичей и желание некоторой части населения страны полу-чить московскую прописку. Вероятно, к числу таких людей относи-лась и моя вторая жена. Должен сказать, что я сам поступил несколько лукаво, поставив условием женитьбы приданное в небольшую сумму денег, которую дали её родители.
После свадьбы мы жили у меня в московской квартире. У нас ро-дился сын и будущее по началу не предвещало ничего плохого. Вес-ной 1990 года сбылась моя мечта, - я купил дом в Тверской области Вышневолоцкого района в селе Коломно. Дом стоял прямо на шоссе Москва - Ленинград на 319 километре в 17 километрах от Вышнего Волочка и нуждался в капитальном ремонте. Однако привлекало меня в нём то, что он находился на отшибе и вокруг имелась большая сво-бодная территория, не стеснённая соседскими огородами. К тому же не в моей привычке был долговременный поиск мелких выгод, - раз приехал покупать, - значит покупаю.
До этого заранее уволившись с работы, через неделю я уже пере-ехал жить на новое место, пока без жены и ребёнка по причине отсут-ствия нужных бытовых удобств.
Сразу же я занялся разведением кроликов, потом кур, потом по-пробовал третье и четвёртое, и довольно быстро пришло отрезвление. Городской житель, полный сил и радужных надежд на быстрое обога-щение от сельского труда, не понимает с какой кучей проблем он столкнётся на практике. И мне поначалу пришлось испытать горькое разочарование, но из деревни я не уехал, а продолжал жить и осваи-ваться на новом месте, надеясь на свою удачу в будущем.
В это время со мною произошло событие, которое дало толчок к постепенному коренному переосмыслению моих взглядов на жизнь.


5. Начало моего воцерковления.

Оставшись одна в московской квартире, жена постепенно отбилась от рук и вскоре, вероятно, решила, что наш брак для неё стал беспер-спективен. Она круто повела дело к разводу, особо озаботившись раз-делом имущества и жилплощади. Пока я находился в деревне к ней в Москву приехали её родители, они поссорились с моей матерью и пе-рестали пускать её в нашу квартиру, которую когда-то она получила от завода по туберкулёзному заболеванию. Затем они врезали замок в большую комнату, заранее символически отделившись и настроили против нас соседей, чтобы те дали им нужные показания на суде.
Мне необходимо было самому приехать и во всём разобраться.
Как сейчас помню этот день 22 октября 1991 года, который мог стать последним в моей жизни, но стал первым в переосмыслении прошлого.
Приехав под вечер , часов в пять, я открыл входную дверь и вошел в коридор. Сразу бросил взгляд на дверь, ведущую в большую комна-ту, - моя мать по телефону меня правильно предупредила, - на ней действительно стоял замок. Раздевшись, я открыл её, чтобы увидеть кто находится в комнате. На диване лежал тесть в брюках и майке, ря-дом с ним спал мой сын. Жены дома не было.
Увидев меня, тесть сразу вскочил, вышел в коридор, тихо вежливо поздоровался, как-то торопливо опустив руки в карманы брюк. Пока я раскладывал привезённые вещи он неотступно ходил за мной, навязы-ваясь на беседу. Находясь на кухне я его спросил, для чего он вставил
замок в комнату, если ещё не было суда о разводе и о разделе жил-площади. Ничего внятного он не ответил, но напомнил о 4000 рублях, данных ими в качестве приданного. Я ему сказал, что на эти деньги купил дом в деревне, который также является нашей общей семейной собственностью и по нему суд тоже примет решение. Он промолчал, а потом зло ухмыльнувшись выдавил: " Жить захочешь, - отдашь", - встал и пошёл из кухни. Что- что, а терпеть наглое поведение у себя дома от кого бы то ни было я не смог, и автоматически вскочив, я дог-нал его в коридоре и не сильно толкнул ладонью в щёку. В то время бить человека по лицу я не мог, - существовал психологический барь-ер. Тесть противно захрипел, делая вид что ему стало плохо и что он сейчас упадёт. В самом деле, до этого у него случались сердечные приступы, и я не на шутку испугался как бы он не помер от моего толчка, - доказывай потом, что не хотел его смерти. Но тесть поступил хитро, - воспользовавшись моей растерянностью, он как бы невзначай опустил руку в карман, достал оттуда раскладной нож и судорожными движениями рук вытащил лезвие.
Дальше все происходило как во сне. Морально я не был готов, что меня из-за ерундовой ссоры могут желать убить. Страх парализовал все мои движения, руки и ноги перестали меня слушаться.
Я стоял спиной к входной двери и как заворожённый смотрел на лезвие ножа, подставляя под удары свои ладони. Не то что боли, даже прикосновений его я не чувствовал, только видел как во все стороны фонтаном брызгает кровь. Всё происходящее как будто было не со мной, я как будто смотрел художественный фильм с сильными пере-живаниями. С перепугу мелькнула мысль, - упасть на колени и попро-сить пощады, но взглянув в его лицо с мутным взглядом и выступив-шей на губах пеной, понял, что он ничего не соображает и заряжен только на убийство. Положение моё мне показалось безвыходным, - я стоял запёртый в угол , бежать мне было некуда и не знал, как долго ещё смогу простоять пока он будет меня дырявить.
Хотя я не мог активно ему противодействовать, но и ему что-то мешало, - руки у него тряслись, движения были судорожными и он никак не мог нанести мне точный удар в туловище мимо ладони.
С трудом тесть перекинул нож из правой руки в левую и стал бить меня с другого бока. Нанеся несколько ударов, он вдруг без всяких ви-димых причин упал на колени. Я тут же схватил его за шею и швыр-нул в маленькую комнату, а сам развернулся чтобы открыть входную дверь и бежать на лестничную площадку. На двери у нас было врезано три английских замка и в обычное время я их крутил по полминуты туда сюда прежде чем дверь открывалась. Я протянул руку, но пальцы не двигались из-за перерезанных сухожилий, тогда другой рукой я крутанул первый попавшийся замок и, о чудо, дверь пошла. Спиной я чувствовал дыхание своего тестя, - он уже поднялся и подбегал сзади, чтобы нанести удар в спину. Ему не хватило буквально 10 сантимет-ров, - босой я выскочил на лестничную площадку и как чумной бежал вниз три или четыре этажа, заливая лестничные ступени кровью, пре-жде чем сообразил, что он за мной не гонится.
Когда приехала милиция и забрала тестя в отделение, я снова во-шёл в квартиру. В это время вернулась жена из аптеки, широко рас-крытыми глазами разглядывая лужи крови. Когда она пришла в себя, то взяла тряпочку и стала обтирать мебель от крови, одновременно рассказывая оставшемуся милиционеру какой я плохой и какой хоро-ший у неё папа. Я молча её слушал , продолжая истекать кровью. То-гда милиционер её спросил, есть ли тут бинты, чтобы сделать мне пе-ревязку. Бинтов не нашлось и, порвав наволочку морщась от вида мо-их ран, он обмотал мою руку.
В машине скорой помощи я начал клевать носом от большой поте-ри крови, но усилием воли вышел из сонного состояния.
Моя левая ладонь превратилась в кровоточащий опухший кусок мяса, на большом пальце правой руки болталась срезанная до кости шкурка мякоти подушечки, небольшой порез на локте и вскользь про-порот правый бок, но внутренние органы задеты не были. Весь же сви-тер на груди и животе представлял из себя порезанную ветошь, но ни одной царапины на туловище не было. Тесть очень любил затачивать ножи до остроты бритвы, - тёща даже из-за этого с ним ругалась, когда поранивалась от них при работе на кухне.
По приезде в больницу мне сделали рентген, врачи заштопали мои дырки и меня поместили в больничную палату. Было около две-надцати ночи, заморозка стала отходить и раны начали ныть. Боль бы-ла такой сильной , что я не мог лежать в кровати. Тогда я встал и стал ходить по больничному коридору. Нисколько не помог и укол аналь-гина с демидролом, сделанный мне дежурной медсестрой.
Так ходя и постанывая от боли, я с ужасом вспоминал произо-шедшие со мной несколько часов назад событие. Я осознавал, что по логике вещей должен был сейчас находиться в подвальном помещении больницы - в мертвецкой, из-за чего внутри у меня возникал неприят-ный леденящий холодок. Было такое ощущение, что я как будто по-стоял на краю пропасти и посмотрел в её бездонную ужасающую глу-бину. Мысль о близкой смерти, которая могла оборвать мою молодую полную сил и планов на будущее жизнь, ужасала меня и толкала на мучительное переосмысление прошлого, поиски того, что я сделал не правильно..
Как только тесть достал нож, я почувствовал присутствие Кого-то третьего, невидимого, который вошёл внутрь нас обоих и не дал раз-виться конфликту по другому сценарию. Он, этот третий, наказал меня руками тестя, но не позволил ему убить меня, рассчитывая на моё ис-правление в будущем. Тут я вспомнил о подобных предупреждениях себе в прошлом, только в гораздо более мягкой форме и потому мною проигнарируемых и сочтённых за случайно сложившиеся обстоятель-ства. Анализируя дальше свои поступки и поведение, я увидел, что этот Некто был довольно-таки терпелив и милостив ко мне, давая мне многое из того, что я хотел, и даже то, что было нежелательным.
Таким образом в моё материалистическое атеистическое мировоз-зрение вклинилась неведомая сила, реально обладающая могущест-вом, но плохо ещё осознаваемая мною. Ни Маркс, ни Мандевиль в своих учениях её не учитывали или сознательно замалчивали о ней, а значит обе эти теории были не всеобъемлющими и в конце концов ложными.
Перестав блудить, я продолжал жить по течению. Однако интерес к религии у меня прорвался.
Через некоторое время я на электричке ехал из Волочка до стан-ции Академическая, откуда до моего дома пешком было километров семь. В наш полупустой вагон зашла пожилая женщина и стала пред-лагать пассажирам купить у неё Евангелия. Я посмотрел её товар, - Новый Завет был трёх видов: написанный мелким шрифтом, крупным и для детей в комиксах. Деньги у меня были и я взял каждого по одно-му экземпляру. Так как у неё покупать никто больше не хотел, она се-ла напротив меня и мы разговорились.
Она была баптисткой и жила на станции Солнечная. Там же в по-сёлке находилась их организация. По выходным они собирались у ко-го-нибудь дома на свои религиозные собрания, где сообща молились и распевали псалмы. Продолжая рассказывать как Бог исцелил её от не-излечимой болезни, она предложила и мне вступить в их секту. Пред-ставить себя молодого, распевающего в обществе старушек, я не мог, так как был воспитан в несколько ином духе. Да и внутренний мой че-ловек тянулся к Православию, хотя никто из людей меня туда не зазы-вал.
Пообещав ей подумать, мы расстались, так как электричка подхо-дила к станции Академическая и мне надо было выходить.
Первоначально я несколько раз просмотрел комиксы, а потом уже понимая о чём идёт речь и запомнив последовательность повествуе-мых событий, приступил к чтению Нового Завета. Эта книга вызвала во мне изумление, доходящее до душевного страдания, так как здра-вый смысл отказывался воспринимать некоторые новозаветные исти-ны. К тому же для новоначальных и неопытных людей в учении Хри-ста много кажущихся видимых противоречий, не сумев разрешить ко-торые многие легкомысленно от него отворачиваются. Я же нутром осознавая Его верность, по причине отсутствия опытных толковате-лей, решение противоречий оставлял на потом, надеясь в будущем по-лучить верные ответы и Бог по мере моего возрастания помогал мне в этом.
С позиции пережитого могу смело сказать, что Библия живая кни-га. Являясь самым распространённым в мире изданием её мало кто читает, так как Она не даётся людям непостоянного ума. А тем кто Её читает по гордыне знаний или показного благочестия свои истины Она открывает в извращённом виде и с неправильными толкованиями.

6.Знакомство с рыжим Валентином. .
.
После моего развода со второй женой удача снова стала посещать меня и вскоре я приобрёл списанный трактор на вышневолоцком льно-заводе. Произведя его ремонт и купив к нему плуг и телегу я уже имел возможность колымить и подрабатывать на трелёвке леса, подвозке дров и сена. Пахать я так и не научился, - борозды получались неров-ные и разной глубины, и поэтому плуг большей частью лежал без де-ла.
Теперь необходимо было найти компаньона для организации со-вместного дела.
Шёл 1992 год, - первый год победившей демократии и разрешён-ной частной торговли.
К тому времени я уже пытался на деловой основе сблизиться с двумя человеками из сельских, но был ими примитивным образом об-манут на мелочи, так что о работе с ними не могло быть и речи.
Вскоре в деревне Финдеряево, входящей в наш сельский округ и отстоящей от моего дома километров на двадцать, появился первый самый настоящий фермер. Ему выдали несколько гектаров земли и да-ли в банке ссуду, на которую он приобрёл новый трактор и сельхозо-рудия. К этому фермеру я и поехал знакомиться в надежде объединить с ним усилия в частном труде. Но оказалось, что компаньоны ему не нужны, так как он сам был полон радужных надежд на своё будущее и делиться с ним он ни с кем не собирался. Однако поездка не осталась бесплодной, - в той же деревне я впервые увидел и сразу же познако-мился со своим будущим партнёром по бизнесу. У него была доволь-но-таки необычная внешность: ковбойская шляпа, под ней бездонные голубые глаза, на ногах кирзовые сапоги с подогнутыми бортами, ко-нопатые руки и длинная рыжая пре рыжая борода. Возрастом он был младше меня на год и звали его Валентином, а фамилия его была Ко-дяев. В Финдеряево он жил со своей женой и их единственным мало-летним сыном. Приехал Валя сюда из подмосковного города Кали-нинград (ныне Королёв), где у него имелась своя квартира, а здесь в деревне они недавно купили дом и переехали в него всей семьёй, ища отдохновения от городской суеты.
Обосновались Кодяевы в деревне довольно крепко, - они привез-ли с собой из города трактор Т-25, а так же имели самодельный мик-роавтобус, на котором иногда ездили домой в Королёв.
Валя происходил из семьи интилегентов, - мать у него была еврей-ской национальности, а отец работал научным работником в научно-исследовательском институте. Жена Валентина, которую тоже звали Валей, была старше его лет на 20 и имела от своего прошлого замуже-ства дочерей, - ровесниц её нового мужа. Но выглядела она ещё до-вольно-таки моложаво. Любимым её занятием было поговорить и по-сплетничать о чём угодно, начиная от последних деревенских ново-стей и кончая их с Валентином интимной жизни. Она поведала мне, что ушла от своего прошлого мужа потому что тот был алкоголиком, и от Вали уйдёт, если он будет продолжать пить. На этой почве у них часто происходили ссоры. Как выяснилось позже из разговоров с ней в деревню они переехали вовсе не из романтики, а чтобы её муж был подальше от пьяных компаний. Вообще Валентина говорила очень много и без остановки, и не умела хранить никаких тайн, выдавая тем самым свой недалёкий ум.
В разговорах со мной Валентин исповедывал Православие. В углу у него висели иконы, - он мне рассказывал как по вечерам они с женой перед ними молятся. Вместе с тем он обвинял её в бесовщине и считал потомственной ведьмой и великой грешницей перед Богом. Однако говорил Валя эти слова с хитрой улыбкой и явным удовольствием.
Так как в то время я только начал воцерковляться, то почёл Валю более опытным товарищем в религиозной жизни, часто задавая ему вопросы на интересующие меня темы. Ему очень нравилась роль учи-теля и он покровительственным тоном, как старший младшего, поучал меня. Однако ответы его больше сеяли путаницы в моём уме, чем про-ясняли что-либо. К тому же произносил их он без внутренней убеж-дённости и было видно, что он сам знаком с ними поверхностно.
В деревне Кодяевы жили за счёт огорода, где поковыряться была любительницей его жена. Иногда он по договорённости с совхозным начальством возил совхозное мясо в Москву на продажу или в обмен на автомобильные запчасти, иногда без разрешения начальства вскры-вал совхозные закрома и склад ГСМ. В общем, так же как и я, за время безработной жизни в деревне Валя сильно поиздержался и имел боль-шую нужду в наличности. Поэтому мы решили открыть совместное дело, воспользовавшись для этого удобным расположением моего ого-родного участка, примыкающего к всесоюзной трассе Москва - Санкт-Петербург и поставить на нём придорожное кафе.
Для начала надо было произвести большой объём подготовитель-ной работы: зарегистрироваться в администрации района, приобрести вагончик, отделать его, отсыпать грунт на обочину , сделать съезд для автомобилей, нарисовать рекламу, подвести электричество, и прочие мелкие, но необходимые для открытия предприятия работы. Валентин сумел у своих знакомых в Москве взять небольшой кредит, которого, впрочем, хватило только на покупку вагончика. А дальше нам при-шлось заниматься вскрытием колхозных закромов и реализацией ук-раденного зерна населению в городе для пополнения нашей налично-сти. С этой же целью мы воровали рыбу на ещё работающем зверохо-зяйстве.
И так мы с Валентином разделили свои обязанности - он взял на себя юридическое оформление нашего предприятия и регистрацию его в областной администрации, а я выполнял большую часть практиче-ской работы. Когда Валя написал устав, то он прежде всего решил оз-накомить меня с ним. Кроме меня и себя в совладельцы он ввёл свою жену, которую зачислил в бухгалтеры. Себя же он записал генераль-ным директором, а меня своим заместителем по техническим вопро-сам.. Но больше всего меня поразило долевое участие каждого из нас: себе он присвоил 40%, меня уравнял со своей женой и дал нам по 30%. Когда он читал эти строки с его лица не сходила лукавая улыбка. Вид-но было что он подготовился к спору со мной, заранее заготовив нуж-ные аргументы. Вообще-то у мужиков, начинающих общее дело, при-нято всё делить 50 на 50. Но я смолчал , не желая расстраивать ещё не открывшееся предприятие. Однако в душе остался неприятный осадок.
С течением времени всё более некоторые поступки Валентина, ко-торые иначе как козлиными назвать было нельзя, заставляли меня со-мневаться в его порядочности. Всё более проявлялся его особый ев-рейский подход к жизни и бизнесу, ныне так восхваляемый в демокра-тическом обществе в противовес нашему русскому, который ими же хается как нечестный, ленивый и неповоротливый.
Вот один характерный пример из многочисленных случаев.
Заранее с ним договорившись о вскрытии совхозного амбара для пополнения нашей кассы, я взял двух мужиков, помогающих нам, и на своём тракторе с телегой в установленное время подъехал к его дому. Валя вышел на порог и , изобразив на лице страдания, сказал, что ехать работать не может, так как у него страшно болит голова. Стоял сильный мороз и было понятно, что ему просто лень ехать вкалывать на холоде. Делать нечего, скрыв своё недовольство, пришлось отправ-ляться на общее дело без него. Загвоздка была в том, что в целях кон-спирации трактор приходилось оставлять далеко в лесу, а зерно подво-зить к нему вручную на санках, для чего требовалось много сил и ра-бочих рук. К тому же работа была небезопасной, - всегда существовал риск напороться на правоохранительные органы и схлопотать срок.
С трудом проделав за ночь всю работу, преодолев неожиданно возникшие трудности, часам к пяти утра гружёные зерном мы верну-лись опять в деревню. От напряжения мы изрядно вспотели и надея-лись что Валентин в знак благодарности за выполненную нами его часть работы не спит, ожидая нас, и впустит погреться, напоив горя-чим чайком. На продолжительный стук в его окошко долго никто не отзывался, только из-за забора нас злобно облаивала его здоровая не-мецкая овчарка. Наконец в темноте окна показалось заспанное недо-вольное лицо его жены, которая сказав нам что Валя спит, сразу же удалилась в темноту, дав понять, что на этом разговор окончен. Пора-жённые его эгоистическим поведением, мы не раздеваясь завалились спать в промороженной избе одного из мужиков, который жил по со-седству с Валей.
В последствии из-за этого зерна мне всё-таки пришлось посидеть два часа в милицейской кутузке. Сельские пропажу зерна заметили и кто-то видел как я ночью разъезжал по посёлку на своём тракторе. Председатель совхоза написал заявление на меня участковому Влади-миру Тощеву, и он повесткой вызвал меня в городской отдел, где со-ставил протокол, заставляя во всём чистосердечно признаться. Но так как я всё отрицал, то Тощев на два часа посадил меня в обезьянник, после чего без последствий выпустил на свободу. Если бы он проявил элементарную оперативность, то мог бы взять меня с поличным, - из-за сильного мороза телега гружённая зерном ещё три дня стояла у ме-ня во дворе. И лишь когда потеплело я реализовал его на посёлке Бо-рисовский.
С Владимиром Тощевым я уже имел "счастье" встречаться до этого случая, пришлось иметь дела с ним и потом. Обо всём этом и о самом Тощеве, как о характерном лице российской милиции в демо-кратической России я расскажу в главе, посвященной правоохрани-тельным органам.

7. Открытие трактира и трудности русскогобизнеса в сионодемократическом государстве.


Неоднократно откладывая открытие трактира из-за мелких неожи-данно возникающих проблем, в мае 1993 года всё же мы начали рабо-тать на постоянной основе. Режим работы решили сделать круглосу-точным без выходных: 12 часов днём за стойкой стоял я, 12 часов но-чью - Валентин.
В ассортимент услуг нашего предприятия входило: готовка до-машних обедов для шоферов, торговля спиртным, сигаретами, мелким ларёчным товаром. Оно было одним из первых на трассе Москва - Санкт-Петербург и занимало хорошее положение, находясь примерно на середине пути между двумя столицами. Так что скоро мы стали об-растать клиентурой и дело пошло с нарастающим успехом.
Технические трудности малого предпринимательства в началь-ной стадии развития общеизвестны: это отсутствие оборотного капи-тала, проблема с кадрами, пьяные дебоши клиентов и наезды "кру-тых", желание простонародья всё брать в долг. Неоднократны были случаи, когда я отчаивался и хотел уже было закрываться. Но стиснув зубы, я продолжал работать, и как по мановению волшебной палочки, проблемы сами собой разрешались. При наличии у руководителя та-ких качеств как трудолюбие, настойчивость, бережливость, порядоч-ность в отношениях с рабочими и клиентами, все эти трудности пре-одолимы и где-то за два года мне производство удалось поставить на поток.
Поначалу в одном своём лице приходилось совмещать должности бармена, грузчика, повара, посудомойщика, вышибалы, сторожа, уборщика, учётчика и других. Но вскоре я нанял три смены барменов и поваров, вспомогательных рабочих, купил авто технику для поездок за товаром, провёл в дом телефон, увеличил оборотный капитал. В следствии увеличения числа клиентов пришлось пристраивать допол-нительную кухню и ставить в ней уже промышленное кухонное обо-рудование.
Мои рабочие ежедневно по окончании рабочей смены получали свою зарплату, а бармены вскоре даже заимели возможность приобре-сти себе квартиры, автомобили и дома. Я же поначалу продолжал жить довольно скромно, вкладывая все свободные средства в развитие производства.
Но трудности технического характера не идут ни в какое сравне-ние с препятствиями, чинимыми государством в лице всевозможных чиновников. Даже бандитский рэкет меркнет перед этим злом. При чём их вредительский умысел не случаен, как иногда кажется, а идёт как целенаправленная политика с самых верхов нашего просионизиро-ванного государства.. Если учесть что экономика тесно переплетена с политикой, то здесь мне уже не обойтись без некоторого политическо-го отступления, тем более что наш трактир открылся не в безвоздуш-ном пространстве и нас непосредственно затронули все эти проблемы.
На заре реформ по моей русской простоте во мне было доверие к словам, говоримым демократическими вожаками. Я искренне полагал, что они хотят нам дать экономические и политические свободы. По-этому в своё время я приветствовал поражение ГКЧП и разгром Бело-го дома в 1993 году. Собственно говоря на этой вере народа демокра-ты и перехватили власть у коммунистов. Но все их обещания оказа-лись примитивным обманом. К примеру, уже более десяти лет они го-ворят о снижении налогового бремени и упрощении бухгалтерской от-чётности для малого бизнеса и всё это время всё делают наоборот. Наш Бог Христос учил распознавать людей по делам, а не по болтовне. Если учесть, что русским людям из-за финансовой ограниченности оказался по зубам лишь мелкий бизнес, то в свете этих слов становит-ся понятной политика, проводимая в отношении него правительством еврейских олигархов. При установленных налогах в 105 рублей на 100 рублей дохода никто честно их платить не будет, если, конечно, чело-век не пожелает мгновенно разориться. Даже в лютую годину монго-ло-татарского ига и то в виде дани брали всего лишь десятину. Таким образом правительство большую часть предприимчивого населения подавило морально и сознательно поставило в положение воров и об-манщиков, а чиновничество в этом мутной воде ловит для себя жир-ную рыбку. Не так было бы обидно, если бы нас силою оружия побе-дили и заставили жить по чуждым нам законам. Но в физической борьбе нас никто не побеждал, нас предали и обманули, а теперь про-должают нагло шантажировать.
В общем работать и развивать своё дело нам приходилось не бла-годаря заботам властей, а вопреки им. Мы врали, изворачивались, в десять и более раз занижали наш торговый оборот, чтобы укрыть его от налогов. Там в налоговой и администрации знали что мы мухлюем с отчётами, но не закрывали нас, а с выгодой для себя шантажировали; иногда делали неожиданные проверки, заканчивающиеся, как правило, для нас огромными штрафами. К сожалению во властных структурах Вышневолоцкого района не было порядочных людей, которые бы ду-мали о развитии предпринимательства и о государственных интересах. Вся областная администрация во главе с коммунистом Сухининым по-сле ГКЧП мирно перешла на сторону демократов и все продолжают по сей день там работать. Очевидно, что как они были некудышними коммунистами, так стали такими же паршивыми демократами. Значит звание коммунист и демократ ничто, а главное сам человек с его лич-ностными качествами: либо честный и принципиальный, либо вор и проходимец. Я помню как при коммунистах подобная чванливая мразь высокомерно и нагло себя вела по отношению к простому народу, и став демократами они ни чуть не изменились. Как гражданин и част-ный предприниматель я всегда в отношении себя ощущал враждебную отчуждённость чиновничьего аппарата . И это несмотря на то, что я уже являлся государственно-полезным человеком, так как платил на-логи в районную казну и давал работу более чем пятидесяти челове-кам.
Поборы, как правило, происходили перед выдачей лицензий на разрешение торговли, которые надо было покупать в администрации ежемесячно. Они сопровождались грубым нажимом, что, скажем, если мы не выделим денег на праздник ветеранов труда, то на лицензию можно не рассчитывать. Ссориться никто не хотел, так как каждый понимал, что в случае чего могут и проверками замучить, - дороже се-бе будет. Однажды заместитель Сухинина Строгонова принудила меня заплатить ей 15 миллионов рублей или по тогдашнему курсу 3500 долларов на первую предвыборную компанию Сухинина, которую этот старый коммунист всё же проиграл. Но подобные мерзавцы на дороге не валяются и его подобрал в свою администрацию новоявлен-ный еврейский капиталист мэр Вышнего Волочка Хасаинов Марк Жанович.
Налоговая инспекция тоже в отношении нас вела себя так, как будто мы были злейшими врагами Отечества. Своей подозрительно-стью они постоянно навязывали нам комплекс вины. Существовала и существует преступная практика обложения малого бизнеса огром-ными штрафами за незначительные оплошности: не пробитие чека, непреднамеренная ошибка при составлении бухгалтерской отчётности, просроченный сертификат качества, отсутствие ценника и прочая ерунда. Все эти заботы о клиенте с их стороны смешны и надуманны, так как порядочный частник сам заинтересован в честном и качест-венном обслуживании своих покупателей.
К сожалению с этими людьми часто не возможно было догово-риться по человечески и они реагировали только на грубую силу и уг-розу физической расправы. Опишу случай , который у меня произошел с пожилой женщиной начальницей налоговой инспекции Натальей Алексеевной, фамилию которой к сожалению забыл.
Однажды во время моего отсутствия дома в конце недели к нам нагрянули налоговики и поймали моего бармена с не пробитым чеком. С утра в понедельник я приехал в администрацию для утряски дела. Когда я входил в кабинет , Наталья Алексеевна уже заносила руку, чтобы поставить свою подпись под актом о штрафе в 20 миллионов рублей или более 4000 долларов по тогдашнему курсу. Я её уговари-вал не делать этого, но она была непреклонной. Пояснив мне, что она действует в соответствии с указом президента Ельцина, Наталья Алек-сеевна всё же подписала его. Из этого следовало, что в недельный срок я обязан был заплатить указанную сумму, иначе на неё начнут начис-ляться проценты.
В руках у меня был дипломат, а в нём лежал фотоаппарат "Ко-дак". Я поставил дипломат ей на стол, не спуская глаз с Натальи Алексеевны медленно открыл его и, достав "Кодак", сфотографировал её. После чего молча покинул её кабинет.
Не знаю, что она про меня подумала, но на следующий день ко мне домой нагрянули работники налоговой полиции и просили меня отдать им фотоплёнки и фотокарточки. Я выполнил их просьбу и по-яснил, что Наталья Алексеевна неадекватно восприняла мой поступок Когда я вновь к ней приехал, то в ней уже произошли разительные пе-ремены, - она была не в меру доброжелательна и уступчива и, позво-лила мне растянуть платежи на год без всяких процентов; что я сделал без особого напряжения в течении всего последующего года.


8. Заморочки с организованной преступностью.

Ровно через пятнадцать дней как мы открылись к нашему заведе-нию подъехала группа молодых цыган и они в грубой форме предло-жили чтобы мы им платили за "крышу". В то время у меня не было ни оружия для самообороны, ни телефона, ни автомобиля, чтобы опера-тивно среагировать на возникающую угрозу. Вагончик стоял в трёх метрах от моего деревянного дома и со всех сторон был открыт для любых действий недоброжелателей. Пришлось согласиться и платить предложенную ими сумму.
Но цыгане своего слова не держали, и в возникающих время от времени конфликтах наших интересов на практике не отстаивали. К тому же они часто без оплаты устраивали в нашем заведении попой-ки и набирали товара на крупные суммы. Моё терпение лопнуло, когда после нескольких повышений расценок, они предложили мне запла-тить им за два месяца вперёд.
В нашей местности по деревням и посёлкам цыгане живут не-большими колониями. Как правило, неспособные к производительно-му труду, они промышляют торговлей спиртным, наркотиками, спеку-лируют вещами или воруют скот в колхозах и у населения. Хищниче-ские черты характера и сплочённость позволяют им нагло и вызы-вающе вести себя по отношению к русским, если со стороны послед-них они не встречают должного отпора. За последнее время спившиеся русские мужики, потерявшие всякое самоуважение, попали в кабалу ко всякому рода инородцам и в нашем случае к цыганам.
Цыгане, обложившие нас данью, жили по соседству в посёлке Академический, где они господствовали и держали марку среди мест-ных. И даже некоторые парни из русских за стакан водки или затяжку анашой находились у них на положении шестёрок.
Когда я решил отказаться платить цыганам, то в принципе не знал что предпринять, так как сил для противодействия им у меня не было.
28 июня 1994 года четыре человека из их банды приехали в трак-тир и стали ожидать моего прихода и расчёта с ними. Но я, предупре-див барменов, пошёл в деревню, чтобы заручиться поддержкой неко-торых знакомых мужиков. В мои планы входило, чтобы они просто постояли сзади пока бы я общался с ними. Но узнав с кем придётся конфликтовать, мужики в панике отказывали мне, - так был силён их страх перед цыганами. В принципе я ожидал подобной реакции и об-ратился к этим людям чисто от безнадёжности.
В конце концов мне пришлось идти на контакт одному. Накинув мне на шею верёвку и тыча пистолетом в живот, они принудили меня заплатить им гораздо большую сумму.
После этого случая я понял, что если без наказания оставлю их поступок, то последствия в скором будущем могут быть ещё хуже.
Обращаться за помощью к другим бандитам я не хотел, помятуя пословицу об обмене шила на мыло. Однако безвыходных ситуаций не бывает и вскоре представился случай, помогший развязать мне этот узел.
У одного из моих барменов в милиции работал знакомый и после недолгих размышлений я согласился обратиться к нему за помощью. Звали милиционера Мусикаев Джамиль; по национальности он был татарин, и в своё время эмигрировал из Таджикистана, когда там на-чалась война. В Вышневолоцком РУВД у него был свой кабинет, где он работал следователем. Выслушав мои показания, он отвёл меня к Василию Иванову, работавшему в шестом отделе - это отдел по борь-бе с организованной преступностью, в котором дали согласие мне по-мочь.
Вместе со мной они сумели подготовить и успешно провести опе-рацию с записью на диктофон, с помеченными деньгами и засадой, в результате чего главарь банды с одним из его сообщников были взяты с поличным. Далее милиция от меня требовала, чтобы я несмотря на угрозы и уговоры цыган, стоял на своих первоначальных показаниях, что я и делал , не уступая им ни на йоту. Следствие длилось несколько месяцев. Дело шло к суду. Но неожиданно Тверская прокуратура, под-купленная родственниками цыган, выпустила главаря банды на свобо-ду под подписку о невыезде и денежный залог. Естественно он тут же ударился в бега, систематически продолжая подсылать ко мне своих родственников, чтобы я пошёл с ним на мировую. Но я остался твёрд в своих решениях. И удивительное дело, - не сумев запугать меня цыга-не перепугались сами, - попродавав свои дома в посёлке, они с позо-ром покинули нашу местность.
Следующей моей "крышей" стала редькинская бандитская груп-пировка, которую на меня навёл сам начальник шестого отдела Волгин Владимир Викторович. Как-то разговаривая с ним возле здания мили-ции он меня поучал: "Саша, если платишь бандитам, то плати хотя бы русским ребятам, а мы тебе поможем".
Редькинские в городе работали официально под "крышей" шесто-го отдела, систематически отчитываясь в милиции о проделанной ра-боте. Волгина они величали не иначе как дядя Володя и снимали под свой офис номер в центральной гостинице Вышнего Волочка "Берёз-ка", куда им привозили ежемесячную мзду облагодетельствованные ими коммерсанты города.
С редькинскими работать было проще. В отличии от цыган они не беспредельничали и в рамках своей компетенции помогали решать не-которые вопросы. Но после того, как я развернулся и построил боль-шое капитальное здание гостиницы, редькинские соблазнились и афё-рой захотели заполучить долю в моём предприятии. Пришлось опять искать выход из сложившейся ситуации. На этот раз сам Джамиль вы-разил готовность решить вопрос с бандитами и стать моей новой "крышей". На стрелке, которую он забил с ними возле моего дома , они не посмели ему перечить и без борьбы отдали ему моё предпри-ятие.
Так называемая "крыша" над моим частным делом сэволюциони-ровала и пришла к своему логическому завершению, а именно стала ментовской. На моём примере читателю должно стать понятно кому выгодна организованная преступность и кто её поддерживает в демо-кратическом государстве. А для непонятливых поясню: в лице мили-ции её поддерживает само государство.


9. Расход с Валентином.

Для того чтобы быть хорошим руководителем, человек должен иметь определённые черты характера, например такие как: желание безбоязненно брать на себя ответственность, умение отказывать себе в необходимом, честно и порядочно относиться к подчинённым.
Самозвано записавший себя в директора Валентин ничем этим не обладал. Наоборот, ему свойственно было поступать в прямо про-тивоположном духе. Неоднократно он своими делами и поступками ставил наше заведение на грань катастрофы и закрытия. Уже в самом начале, не выдержав напряжённого графика работы, он запил. При чём напивался Валентин до поросячьего состояния, так что даже не мог стоять на ногах. Бывали случаи когда он не дожидаясь моего заступ-ления на смену уезжал домой, бросая вагончик в бесхозном состоянии, где в это время по полу катались пустые бутылки, а пьяные мужики, - его ночные собутыльники, - как тени бродили с зала в кухню и обрат-но мимо раскиданного товара. При чём я не знал приедет ли он в сле-дующую ночь на работу или мне придётся стоять за стойкой двое су-ток подряд.
Цыган Валя боялся животным ужасом, - при одном только слухе об их появлении он старался побыстрее унести свои ноги домой, оставляя меня одного разбираться с ними.
Так как Валентин самоустранился от всех дел, то операцию против цыган я проводил по своей личной инициативе, не поставив его о ней в известность. Но какая-то сила принесла его в трактир, когда опера шестого отдела брали с поличным вымогателей. Надо было видеть по-белевшее от страха лицо Валентина, который прижался к стене спи-ной и боялся посмотреть в сторону лежащих на земле с наручниками на руках цыган. Пролепетав что-то невнятное о том, что ему надо спешить домой, он вскочил в машину и быстро укатил.
Позже, испугавшись цыганских угроз и поддавшись их уговорам, он начал давать следствию нужные им показания. По его словам с цы-ганами у нас была договорённость, по которой за мзду они несли ох-рану нашего заведения. Своими показаниями Валя повергал в шок ра-ботников шестого отдела, которые хотели искренно нам помочь. У ме-ня складывалось впечатление, что этот лукавый еврей, позабыв про свои начальнические обязанности, действует за одно с вымогателями и откровенно желает моего физического устранения , чтобы уже быть единовластным хозяином заведения. Я пытался воздействовать на его совесть. На мои слова, как его поведение можно объяснить с позиции христианства, которому когда-то он пытался меня обучать, Валя про-сто отмалчивался или ехидно улыбался.Я на фоне строящегося здания трактира.
В отношении меня Валентин продолжал вести себя нагло и бес-церемонно, постоянно давая мне понять, что он с женою по уставу яв-ляется единоличным хозяином заведения.
К сожалению люди подобного толка, я имею в виду его жидов-ский менталитет, понимают только грубую силу, а человеческую доб-роту они считают проявлением слабости. Валентин заранее знал, что он никудышный руководитель и поэтому лукаво перестраховался, за-писав себе и своей жене 70% участия в деле против моих 30%. Он ре-шил жить так, как учит их Талмуд, то есть эксплуатировать моё гоев-ское врождённое трудолюбие.
Вскоре Валентин принял решение продать мне свою долю, кото-рую оценил в 18 тысяч долларов, - годовая прибыль нашего заведения на тот период. Если бы я отказался купить её, то он предупредил меня, что найдёт покупателя на стороне. Пришлось начать делать выплаты.
Кто имел своё дело, тот знает как необходимы деньги в началь-ный этап становления. Бывает предприниматель отказывает себе в са-мом необходимом, лишь бы только не извлекать средства из оборота. Именно на этой стадии развития мы тогда и находились. Из-за выплат Валентину пришлось задерживать платежи поставщикам товара, из-за чего уменьшилась его номенклатура и возникла угроза снижения до-ходов. К тому времени обстоятельно назрела необходимость в покупке автотехники для самостоятельных поездок на склады Твери и Москвы, надо было улучшать рекламу и общую инфраструктуру заведения. Я просил Валю подождать год с деньгами, но он и слушать не хотел. В действительности через год я уже за месяц стал зарабатывать больше, чем означенная им сумма и, потому без труда мог бы с ним рассчи-таться.
В течении нескольких месяцев я с трудом выплатил ему 8 тысяч долларов и мы с ним окончательно разругались, из-за некоторых спорных вопросов. В это время у меня произошёл описанный выше конфликт с цыганами и отобранные у меня ими деньги Валя не захо-тел включать в счёт моих ему выплат. Можно было подумать, что цы-гане грабили лично меня, а не руководимое им предприятие. Также из-за ошибок в бухгалтерской отчётности его жены, налоговики наложи-ли на нас большой штраф. И эту сумму платить государству он мило-стиво предоставил мне. В общем пользоваться успехами предприятия Валя хотел, а с невзгодами он мне предлагал разбираться в одиночку.
Платить человеку с такими низкими морально-нравстенными ка-чествами, когда в отношении меня он действовал исключительно ме-тодом выкручивания рук, у меня просто не подымалась рука. К тому же до меня стала доходить информация, что когда он перестал рабо-тать и жил на выплачиваемые ему мною деньги, то при отъезде жены в Москву он снова запивал, и пьяный начинал бить полные бутылки до-рогой водки о стену, желая продемонстрировать, тем самым, своим сельским собутыльникам какой степени благосостояния он достиг.
Первый раз продать свою долю Валентин хотел нашему председа-телю сельского совета Стекольщикову Анатолию Ивановичу и пред-седателю Боровинского совхоза Корнилову Владимиру Михайловичу. Хитростью они заманили меня на собрание учредителей, где красуясь, Валя стучал указательным пальцем по столу и угрожал наказать меня.
Но после расхода с цыганами такое его поведение вызывало у меня только смех. Я отказался подписывать заранее заготовленные им до-кументы и попытался при свидетелях, впрочем безуспешно, давить на его совесть. Анатолий Иванович и Владимир Михайлович со стороны наблюдали за нашим общением и поняв, что я не горю желанием встать под их крыло, отказались от своей затеи.
В своё время эти люди неоднократно предпринимали самостоя-тельные попытки организовать личный бизнес, но всякий раз либо пропивались, либо ещё по каким-то техническим причинам у них всё рушилось. Они даже остались должны мне 3 миллиона рублей неде-наминированных, которые я им когда-то дал на первоначальное разви-тие. Не хватало чтобы они завалили ещё и моё дело.
Не найдя клиентов на свою долю из местных, Валентин стал ис-кать их в Москве. К весне 1995 года у него чего-то выгорело и он приехав, известил меня об этом.
Дело приняло серьёзный оборот, - результатом моего напряжённо-го двухгодичного труда мог воспользоваться какой-нибудь совершен-но не заслуживающий этого человек. Из-за этих дрязг и внутри рабо-чего коллектива возросло напряжение. Как руководитель своих рабо-чих я во всём устраивал и в конфликте они все придерживались моей стороны.
До самого последнего момента я не знал что предпринять. Но тут на контакт со мною вышли редькинские бандиты, предложив свою "крышу". Немного поразмыслив, я ввёл их в курс моих с Валентином разногласий и, они с лёту выразили свою готовность помочь мне.
На договорённую встречу Валя приехал в приподнятом настрое-нии победителя, так как я специально сделал вид, что осознал своё безвыходное положение и пообещал ему выплатить оставшуюся сум-му денег. Когда он с торжествующей улыбкой подходил ко мне, из-за угла вышли редькинские бандиты. Их внешний вид: короткие стриж-ки, пёстрые рубашки, лакированные ботиночки и барсетки в руках ни-кого не могли ввести в заблуждение относительно их рода занятий. Ни уговаривать, ни тем более бить Валентина не понадобилось, - несколь-ко матерно произнесённых угроз полностью подавили его самообла-дание. Пришлось Валю уговаривать успокоиться, так как из-за тряски рук он совершенно не мог писать заранее заготовленный мною текст документа. Из надменного он моментально превратился в кроткого и услужливого.
Далее редькинские хотели по беспределу забрать его машину и дом, но я из человеколюбия уговорил их этого не делать. На проща-ние они посоветовали ему ближе чем на два километра к трактиру не подъезжать, что он добросовестно исполнял в течении почти трёх лет. По крайней мере, после того, как он оперативно продал дом в Финде-ряево и уехал в свой родной город Королёв, в течении указанного вре-мени я позабыл о его существовании.
После его ухода, когда мне уже никто не мешал, дела резко по-шли в гору. Про наше заведение среди дальнобойщиков страны про-шёл слух и многие желая поесть и отдохнуть у нас, тянули до нашего трактира.
В правилах моего предприятия была относительная дешевизна блюд при большом их ассортименте, вежливое и быстрое обслужива-ние, - от заказа до начала еды проходило не более 2 - 3 минут, а также работа без перерывов и выходных все 24 часа в сутки, что немаловаж-но для шоферов-дальнобойщиков. В сутки продажа комплексных обе-дов дошла до 200-350 при чистом доходе в 700-800 долларов. Такой темп работы у нас сохранялся в течении почти двух лет появилась возможность строить большое капитальное здание гостиницы и авто-стоянку с бетонным покрытием. Естественно, что в налоговых документах я указывал лишь десятую часть реального торгового обо-рота, в противном случае мне пришлось бы заниматься не строитель-ством, а побираться с протянутой рукой и просить милостыню на хле-бушек.
Редькинские бандиты меня не тревожили, - сумма в 200 долла-ров, которую я им платил ежемесячно, была незначительна и устраи-вала и меня, и их. Но когда здание гостиницы было выстроено и пред-приятие приобрело солидность, переехав из вагончика в капитальное помещение ( на его строительство я истратил более 500 тысяч долла-ров), то бандиты соблазнились и в их головах созрел коварный план, как заиметь долю в моём предприятии.
На практике всё это выглядело так. Однажды ночью ко мне в дом постучали. Я открыл дверь, - на пороге стоял рыжий Валентин, а за его спиной находилось четверо неизвестных мне бандитов. Валя нервно курил и смотрел на меня злыми глазками.
- Не хорошо жить за чужой счёт, надо бы делиться, - произнёс он с угрозой.
Бандиты тут же поинтересовались кто моя "крыша". Когда я им отве-тил, они забили стрелку в московском казино "Golden Palas", находя-щемся на Ленинградском шоссе ближе к Белорусскому вокзалу. Я по-обещал им, что передам редькинским их просьбу и они сразу же ушли, скрывшись в темноте.
Испугаться я не успел, - поведение ночных визитёров показалось мне наигранным. Во-первых, мой намётанный глаз сразу определил, что это были не москвичи, а во-вторых , для москвичей было бы не солидно ради пары слов ехать на ночь глядя за 400 километров в один конец. Поэтому редькинским я ничего сообщать не стал, а поехал в милицию поделиться своими сомнениями с Джамилем. Привыкший по своей профессии всех подозревать, он быстро разложил ситуацию по полочкам.
Редькинские для того, чтобы влезть в трактир, разыскали Вален-тина, которого в своё время помогли мне убрать из него. Потом подго-ворили его разыграть со мною сцену, суть которой заключалась в том, что он якобы нашёл московских бандитов, согласившихся отстоять его интересы в заведении. Они должны были забить стрелку с редькин-скими, а те приехав на разборки потом бы заявили мне, что за спиной Валентина стоят такие силы, что они бессильны помочь и волей нево-лей придётся поделиться. Естественно этими москвичами были бы то-же редькинские, только которых я не знал в лицо. Будущее показало, что предположения Джамиля оказались верными.Вид строящегося трактира со стороны фасада.
Он давно в разговорах со мною критиковал редькинских банди-тов, намекая что сам бы смог обеспечить мою безопасность. И тут как раз представился повод занять их место. Я выразил ему своё согласие и он сразу же провёл операцию по ликвидации их замысла.
Для начала Джамиль набрал номер домашнего телефона Вален-тина в городе Королёве, записанный у меня в уставе. К трубке подо-шла его жена и он твёрдым официальным голосом ей заявил, что её мужу необходимо явиться в милицию г. Вышнего Волочка и дать в качестве обвиняемого показания в деле о вымогательстве, которое за-вёл на него Сысоев. В противном случае ему будет прислана повестка. На той стороне провода сильно занервничали, - Валентина стала исте-рично поливать меня грязью и, в конце заявила, что её муж уехал и ей неизвестно куда и на сколько. По всей очевидности Валентин нахо-дился рядом с ней и в панике инструктировал её, что ей говорить. По-сланные потом Джамилем на их квартиру знакомые менты подтверди-ли, - Вали дома нет, а жена отвечает из-за дверей и никому не откры-вает.
Конечно никакого уголовного дела на Валю я не заводил, - со сво-ей стороны мы тоже разыграли спектакль.
Очевидно, Валентин, испугавшись, в самом деле где-то скрылся да так, что даже сами редькинские после этого не смогли его найти. Им же я по прежнему ничего не говорил о якобы заказанной стрелке. В конце концов по своей глупости они сами проговорились, что им зво-нили московские бандиты и почему я не сообщил им про забитую стрелку. Пришлось пояснить им, что приезжал Валентин с какими-то аферистами, но я уже самостоятельно с ними разобрался, не посчитав нужным прибегать к их помощи. Личная же встреча редькинских с Джамилем расставила все точки над этим конфликтом и первые с по-зором удалились, отдав моё заведение под ментовскую "крышу".
Всё же с Валентином, после этой неудачной афёры, мы расстались не окончательно. Как только по всей стране сообщили о нашем налёте на вышневолоцкое РУВД, он сразу объявился с претензиями к моей, оставшейся без поддержки, жене. Очевидно Валя боялся опоздать на раздел имущества, который неизбежно произошёл бы в случае моего осуждения. Но и на этот раз он остался у разбитого корыта, - област-ная администрация не захотела брать его в нахлебники и показала ему от ворот поворот.
На этом примере вы видите, что Бог жидов не любит и всегда по-могает тем, кто покаявшись перед Ним в грехах, активно с ними бо-рется.


10.Моё дальнейшее воцерковление.

После описанной выше стычки с тестем, когда я чудом остался жив, у меня открылась тяга к религии.
Впервые Библию я приобрёл ещё в 1989 году. Она продавалась в храме в который мы пришли крестить дочь моего брата. Библия была дорогой, юбилейного издания (посвящённая 1000-летию крещения Ру-си). Много наслышанный об этой таинственной книге, я без сожаления её приобрёл, надеясь обогатиться мудростью её содержимого. Но ко-гда я дома стал читать священное Писание, то смутился большим его объемом и непонятными названиями заглавий: Паралипоменон, Ис-ход, Числа, Судей, и я не понимал о чём в них идёт речь. А частые упоминания имени Божьего и Его дел вообще никак не ассоциирова-лось с понятной мне человеческой мудростью. Поэтому из всех книг я с удовольствием читал только книгу Премудростей Иисуса, сына Си-рахова, которая была мне по душе и в которой описывались рекомен-дации как правильно человеку вести себя в обществе.
Во время разлада с женой она забрала с собой мою Библию и после ознакомления с Новым Заветом, купленным в электричке у бап-тистки, я приобрёл в книжном магазине другую, так как частые ссылки Евангелистов на ветхозаветные события и пророчества, понуждали меня приступить к изучению Ветхого Завета. Прочитав за ночь "Закон Божий" протоиерея Слободского в 700 страниц, я в общих чертах оз-накомился с библейской историей, а также с православным её толко-ванием. После чего приступил к изучению Ветхого Завета в подлин-нике. Делал я это перед сном после сдачи смены Валентину и за пра-вило ввёл себе прочтение нескольких глав прежде чем уснуть.
Надо сказать что поведение древних праотцев поначалу вызывало у меня чувство недоумения и противоречия. Некоторые их поступки были не только далеки от общепринятого сейчас понимания святости, но даже и элементарно порядочными назвать их было нельзя. Пере-числю такие факты: коварное умерщвление сынами Иакова жителей целого города за поруганную честь их сестры Дины, продажа по за-висти ими же своего родного брата Иосифа в рабство измаильтянам, многочисленные случаи блуда и кровосмешения: Иуды с невесткой Фамарью, из рода которых и вышел наш Спаситель Иисус Христос, Праведного Лота со своими дочерями; поразительные случаи трусости Авраама и его сына Исаака, когда они отказывались от своих жён из боязни что их могут убить за них. Всё это не укладывалось в мою го-лову простого русского человека, готового скорее провалиться сквозь землю или даже умереть, чем допустить такие дела. И я много раз-мышлял прежде чем осознал глубину библейского повествования. Древние праотцы были обыкновенными как и мы грешными людьми со всеми свойственными человеку слабостями. Бог принимал их таки-ми какими они были и Он не требовал от них показной святости. От-личие их от других народов заключалось лишь в том, что они знали и поклонялись истинному невидимому Богу.
У воспитанных в атеизме современных русских людей православ-ная вера сейчас ложно ассоциируется с чистоплюйским, оторванным от реальной жизни лицемерным поведением многих нынешних кли-рикалов. Но дело в том, что подобные люди скорее духовные дети евангельских фарисеев, чем друзья святых. Они сами находятся в ду-ховной прелести и в эту прелесть завлекают не устоявшиеся души. Бог же как в Ветхом Завете обитал среди обыкновенных подверженных греху людей, так и в Новом пришёл спасти грешников. Именно из-за одевания на себя личины праведности фарисеи были отвержены Гос-подом и стали недостойными и неспособными к делу спасения. Бук-вальное, а не духовное понимание ими заповедей в результате сделало их богоубийцами.
Например, Бог дал заповедь не убий. Не убий что, тело или душу? Ведь в том же законе указывается кого без пощады надо предавать смерти, а именно: колдунов, ворожей, вызывателей духов, людей соз-нательно отвращающих народ от Господа, скотоложников и прочих извращенцев. Не потому ли что сейчас с молчаливого согласия свя-щенства вся эта нечисть действует открыто наше общество и находит-ся в таком плачевном духовном состоянии. И не нужна ли здесь очи-стительная кровь, заповеданная Богом? Ведь человек знающий о тво-рящихся мерзостях и не принявший мер к их устранению вплоть до убийства злодея, становиться таким же соучастником преступления. Всё это написано в законе Ветхого Завета и Господь своим пришест-вием не отменил его. Милость Христа к блуднице, приведённой к нему фарисеями в данном случае в расчёт браться не может, так как фари-сеи это сделали в лукавой попытке искусить самого Христа. Господь поступил мудро, - не оправдав греха, Он помиловал блудницу с целью нейтрализации более тонкого зла фарисеев. А вовсе не потому, что Бо-гу свойственно некое чувство гуманизма. Гуманизм и милость имеют противоположную природу и служат разным целям, - первый для оп-равдания греха, второй для искоренения. Если бы фарисеи поступили прямодушно и согласно заповеди предали блудницу смерти, а после пришли бы и сообщили о своём поступке Господу, то в Его глазах они бы избегли греха, а душа блудницы получила бы шанс на оправдание в час Страшного Суда.
Это же относится и ко многим другим заповедям. Например, на слова в законе о почитании отца и матери есть изречение Господа о том, что если кто-то любит родных и близких больше Его, тот не лю-бит Его. Во всём нужен здравый смысл, а не буквенное исполнение заповедей. Важны как сами поступки, совершаемые человеком, так и их мотивы. Если они даже хотя с виду кажутся окружающим плохими, но сделаны по воле Бога и направлены на возвеличивание Его имени, то такой человек всегда будет Им оправдан и не оставлен без помощи. В противном случае Бог не допустил бы ему сделать данное дело.
Кроме этого важна и сама личность человека, - только тех кого Он полюбил и предизбрал, кому дал дары и таланты к свершению особых деяний, о тех Он проявляет особое попечение.
Как пишет Апостол Павел всё это должно служить нам в назида-ние и воспитание.
В то же самое время я впервые пробовал молиться, сначала свои-ми словами, потом выучил "Отче наш". Вставая перед иконою, я не знал что говорить и поэтому неуверенно просил о житейских мелочах. После произнесённых слов молитвы прислушивался, не произойдёт ли какого чуда видимым образом. Но всё оставалось без изменений. Я начинал сомневаться, - не есть ли моя молитва пустое сотрясение воз-духа языком. Сейчас-то я знаю, что Бог меня слышал, терпеливо ожи-дая моего обращения, но в то время мною обладали противоречивые чувства. Чтобы осознать действенность молитвы необходимо время и внимательное исследование внутренних сторон своей жизни.
Поститься я начал с голодания под влиянием чтения книги не без известного автора Поля Брэга, которую мне дал почитать родной дядька Анатолий Ефимович.
Отсутствием аппетита я никогда не страдал, а о плотном моём пропитании всегда заботились моя мать и родная бабка. Они считали обильную еду признаком здоровья, так что к 32 годам я не прожил ни одного дня, когда бы не ел мясной пищи. Единственный раз в детстве меня голодом наказал отец, что вызвало у меня в животе сильные рези. Поэтому пропуск хотя бы одного приёма пищи считался мною боль-шим упущением. Когда же я открыл трактир и доступ к вкусно приго-товленной еде стал неограничен, то очень быстро стал набирать вес. Однажды вдруг я не смог завязать шнурки на ботинках, - помешал жи-вот, потом почувствовал скованность в пальцах рук и в позвоночнике, - вероятно из-за отложения в суставах солей. Меня это очень сильно напугало, так как в молодости я был спортивен и здоров, и не думал, что когда-нибудь доживу до старческих симптомов.
Прочтя за ночь книгу Поля Брэга, я так заразился его энтузиазмом лечебно голодания, что так и не уснув, весь следующий день до вечера ничего не ел. И что удивительно, прекрасно себя чувствовал, не испы-тывая ни усталости, ни сонливости. Подчеркну, что этот отказ от пищи не был постом, а был лечебным голоданием и поэтому долгое время он оставался моим единственным опытом, так как тогда степень моего воцерковления находилась в начальной стадии. Рассказы о том, как в Православной России люди постились по пятьдесят дней к ряду и не один раз в году, воспринимались мною как невероятные фантастиче-ские истории о превышающих человеческие силы возможностях ве-рующих людей. По крайней мере о себе я думал, что никогда не смогу совершить подобного подвига. Однако единственный практический опыт с голоданием помог переоценить мне отношение к еде, хотя я и продолжал чревоугодничать, ещё не зная учения святых отцов о грехе.
Лишь через три года, прочтя массу церковной литературы, я ре-шил поститься по средам и пятницам. При чём простой отказ от ско-ромной пищи показался мне недостаточным и я не ел ничего, только пил воду. Это дело давалось мне нелегко, - часто взвинчивались нер-вы, из-за чего несправедливо страдали окружающие меня люди. Они в смятении сожалели о моём посте и говорили , что лучше бы я ел. По-этому приходилось бороться не только с подступающим голодом, но и с порождаемым им безотчётным раздражением, доходящим до бешен-ства. Уже за час до окончания поста я в нетерпении начинал готовить себе всевозможные салаты и закуски. В таком режиме я прожил всё лето 1996 года.
Помятуя о тяжести перенесения однодневного поста, многоднев-ный, даже если потреблять одну только растительную пищу, всё рав-но казался мне непреодолимым. Но в результате чуда от иконы на Пасху 1997 года, которое опишу позже, мне легко удалось пропос-титься десять дней. И после этого никакое воздержание от пищи меня уже не пугало. Хотя хочу подчеркнуть, что при посте отказ от еды не есть самоцель, а лишь средство приблизиться к Богу. Пост очищает тело, молитва душу и вместе они ведут к началу духовной жизни.

11. Круг моего чтения.


По мере того как в трактире дела шли в гору, я для выполнения всей физической работы нанял людей. Мне же оставалось только кон-тролировать производственный процесс и задавать тон в работе кол-лектива, чем и должен заниматься нормальный руководитель предпри-ятия.
Появившееся свободное время я главным образом посвящал чте-нию книг и поиску истины, что само по себе дело не только полезное, но и увлекательное. Финансы к тому времени позволяли мне покупать любую литературу без ограничений и я, посещая Оптину Пустынь, Троице-Сергиеву Лавру или какой-нибудь книжный магазин, покупал книги целыми связками, бывая с трудом дотаскивая их до своего авто-мобиля. И потом, чаще всего по ночам, с увлечением читал их, не за-сыпая до тех пор, пока не улавливал главную мысль автора.
В обширный круг моего чтения входила литература по Правосла-вию, экономике, политике, религиоведению, а также многочисленные издания американских авторов на тему достижения жизненного успе-ха.
Мне очень понравился бестселлер Наполеона Хилла "Как стать богатым", а также перемежающаяся с ним многими мыслями и идеями книга Дейла Карнеги "Как добиться успеха и искусство приобретения друзей". Оба этих автора, можно так сказать, написали евангелия от христиан-протестантов. Они взяли из Библии животворящие заповеди Господни, а также учение Христа и использовали их для неправедных целей материального обогащения и преуспевания в земной жизни. Не-сомненно оба этих автора являются масонами высокого посвящения,
- в честь одного из них в Америке построено идольское капище, под называнием " Карнеги центр", которое как бы олицетворяет гос-подствующую в Америке идеологию.
Но оба автора этих произведений скрыли от читателя главное, делающее всю их работу бессмысленной, а именно то, что над произ-водителями материальных благ Запада, исповедующих трудолюбие, порядочность, честность и другие прекрасные качества, стоят и ис-пользуют их труд финансисты и банкиры-паразиты, - люди совершен-но иной природы, у которых коварство, ненависть, жадность и край-ний эгоизм возведены в ранг религии. Именно поэтому миф о благо-получии так называемого среднего класса там время от времени сис-тематически сокрушается экономическими кризисами, которые орга-низуются с целью перераспределения наработанного богатства в поль-зу паразитической финансовой верхушки. И вскоре, когда окончатель-но созреют для этого условия, все свободные производители Запада будут опутаны талмудической каббалой и превращены ей в обыкно-венных рабов со всеми уничижающими человеческое достоинство признаками.
В самом начале экономических реформ меня очень заинтересо-вала болтовня по телевизору тогдашних высокопоставленных чинов-ников: Гайдара, Уринсона, Лившица, оперирующих непонятной тер-минологией о галопирующей инфляции, об инвестиционных надеж-дах, о рыночной конъюнктуре, ценных бумагах, облигациях, векселях, девальвации и прочем. Все их речи для простого обывателя, в том числе и для меня, были дремучим лесом. Тогда я сам для себя решил, - буду последним идиотом если, не разберусь во всём сам. Для этого достал соответствующие книги, главным образом экономистов доре-волюционной России; узнал о теории мнимого капитала, о необходи-мости соответствия денежной массы производственной деятельности и самое главное важности для страны нахождения денежного эмиссион-ного центра в руках патриотично настроенных людей. Иначе финансо-вые воротилы могли бы искусственно подавлять всю производствен-ную деятельность страны, что сейчас и происходит в демократической России. И я понял, что эти так называемые экономисты, оправдывая разрушение экономики страны из-за якобы объективно развившихся в ней рыночных процессов, непонятную терминологию использовали для того, чтобы никто не догадался, что к этим объективным процес-сам они приложили свои руки. Своими магическими речами они от-толкнули от законной приватизации широкие массы трудящихся., га-рантируя её узкому кругу лиц, повязанных единой этнической и рели-гиозной принадлежностью. Я даже думаю, что распределение собст-венности страны они проводили на своих сионистских собраниях, а выпуск ваучеров был обыкновенным отвлекающим манёвром.
Последним недостающим звеном в построении стройной миро-возренческой системы, связывающим времена далёкого прошлого с политикой современности, стало для меня чтение книг по еврейскому вопросу. Я это интуитивно почувствовал и специально съездил в Мо-скву для их приобретения. Первой по этой теме мне попалась книга
председателя Русской партии академика Корчагина "Суд над акаде-миком". В ней взгляд на революцию излагался не с классовой точки зрения, а с национальной. Теперь мне стало понятно почему револю-ционеры с такой ненавистью относились к православным русским свя-тыням. А противостояние Христа дьяволу в лице книжников и фарисе-ев получило логическое продолжение во всей последующей мировой истории.
Теперь евангельские события не выглядели далёкой сказочной былью, а превратились в такую же реальность, как ежедневные про-граммы телекомпании НТВ. Распятие и воскресение Христа стало краеугольным камнем и ключом, которым открывались тайны миро-вой политики, дух и мистика соединились с материальным миром. Чтобы правильно понять себя, надо увидеть свою противоположность.
Одновременно пришло понимание того, в какое дерьмо мы все вляпались и как нелегко будет из него выбраться. Мною овладела оби-да за отца, за всех моих предков, за русский народ, которые будучи лишены своих национальных и религиозных руководителей, спива-лись и впустую растрачивали свою могучую силу, во многом не поняв и позабыв цель своего бытия.
При осознании факта оккупации страны жидами, я понял всю бес-перспективность своего бизнеса. Люди занимаются бизнесом либо для достижения всё новых и новых экономических рубежей, либо для обеспечения своей семьи булкой с маслом. На булку с маслом я давно себе заработал, а высоты оказались заняты врагами, и любые честные способы борьбы с ними были бы фикцией, так как проходили бы по заранее продуманным беспроигрышным для них правилам.
Конечно сразу же передо мной встал вопрос: "Что делать?" Любое дело начинается с распространения идей в массах и с поиска едино-мышленников. Я закупил литературу, рассказывающую о заговоре жидовства с целью захвата мировой власти, и стал распространять её среди чиновников областной администрации и милиции, с которыми сталкивался по своей работе. В милиции читать либо отказывались, либо воспринимали подаренные книги как своего рода форму взятки, подобострастно улыбаясь и изгибаясь в позвоночнике. А некоторые чиновники администрации с удовольствием читали, соглашались с на-писанным, но ежедневные заботы и проблемы отодвигали прочитан-ное на задний план, так что оно не находило особого отклика в их ду-шах.
Лучше всего по роду службы понимали эту проблему вышнево-лоцкие священники, с которыми я сблизился как прихожанин и как меценат, оказывая им посильную материальную помощь. Но осозна-ние проблемы, без реальных действий, направленных на её разреше-ние, есть ничто, и даже хуже, чем если бы человек ничего не знал. В таком случае с него спросить было бы не за что. О священстве я рас-скажу в специально посвящённой им главе. А сейчас продолжу пере-числение книг, которые оказали наибольшее влияние на моё новое ми-роощущение.
1. "Невидимая брань" , Никодим Святогорец.
В этой книге отец Никодим описывает методы и тактику ведения войны с невидимыми врагами - бесами. Она послужит прекрасным руководством к действию людям, желающим очиститься от грехов и наставить себя в благочестии.
2. Исторические книги Льва Гумилёва.
Лев Гумилёв талантливый русский историк, нашедший правиль-ный подход к исторической науке. Именно он подметил, что религи-озные воззрения народов являются доминирующим фактором их сплочения или наоборот разъединения, заставляющие их добиваться своих ментальных целей в борьбе с другими народами на протяжении всех поколений своего существования. На этом фоне утверждение Карла Маркса что история есть борьба антагонистических классов и стремление международных монополий овладеть мировым господ-ством, представляется неполным и ограниченным, оставляя много бе-лых пятен в её понимании.
К тому же Льву Гумилёву удалось хорошо подметить и показать аналогии, уже существовавшие в прошлых исторических эпохах и проясняющих наше сегодняшнее положение. Как православный чело-век он правильно вскрыл значение монголо-татарского ига в становле-нии Московской Руси. За его правдивое и непредвзятое отношение к исторической науке жиды обвинили его в антисемитизме.
3. " Моя борьба", Адольф Гитлер.
Это произведение раскрывает личность фюрера как талантливого организатора и руководителя немецкого народа. Евреи не любят Гит-лера не за то, что он их истреблял, а за то, что посягнул на их первен-ство в делах тьмы. Однако дьявол не променял своих любимцев, рас-пявших Господа, на не очень умных и последовательных германцев, от древности называемых варварами. Правильно понимая значение про-паганды и чистоты, пусть и немногочисленных, партийных рядов для достижения победы, для Гитлера недоступно было понимание значе-ния Божией силы, в следствии впадения им в окультно-сатанинские сферы. Кровь он поставил выше духа и проиграл. Не даром что плода-ми его трудов во многом воспользовались жиды и американцы: жиды создали своё государство Израиль, а американцы воспользовались но-вациями фашистов в области технологий вооружений и ведения пси-хологических войн. Можно сказать, что немецкий фашизм стал благо-датной почвой для взращивания на нём ещё более жестокого и ковар-ного еврейского сионизма.
4. Четырёхтомник Иоанна Восторгова - дореволюционного настояте-ля Покровского храма, находящегося на Красной площади и расстре-лянного большевиками в 1918 году. Из статей и очерков отца Иоанна можно узнать нацонально-религиозную обстановку в предреволюци-онной царской России и на основании этого сделать выводы для недо-пущения просчётов и ошибок в будущем.
В его третьем томе опубликована книга Льва Тихомирова в пух и прах разоблачающая утверждение, будто бы республиканский строй и демократия имеют преимущества перед монархическим способом управления государством. Теперь, когда мы на собственной шкуре ис-пытали все прелести демократии, скрупулезно описанные ещё до ре-волюции Львом Тихомировым, нам на практике необходимо убедить-ся и в справедливости его слов относительно абсолютной монархии.
5. "Евреи в России и СССР", Андрей Дикий.
В книге на документальных фактах показана ведущая роль ев-рейства в революционных процессах России, преследование ими инте-ресов, враждебных интересам коренного русского населения. Она по-может русскому человеку идентифицировать себя и найти своё место в отступническом мире последних времён.
6. " О природе государственной власти и законах ведения войны" , Николо Макиавелли.
Эта книга поможет вспомнить человеку для чего нужна сильная государственная власть, раскроет природу и принципы её функциони-рования.
Воинственность народа Николо Макиавелли считает признаком его здорового духа. Для ведения войны по его мнению необходимы четыре фактора: люди, оружие, деньги и продовольствие. Но главные из них первые два, - при наличии их третье и четвёртое добывается во-енным путём. Так что наших людей пусть не пугает отсутствие денег.
7. Протоколы сионских мудрецов. Сергей Нилус.
Книга написана в начале 20-го века на основе выкраденных сек-ретных материалов, которые передала агенту царской охранки одна честная еврейка, приближённая к тайным иудо-масонским кругам. По сути в ней содержатся программные документы и рекомендации по разложению национальных государств и традиционных семейных ус-тоев, мешающих строительству дороги, по которой взойдёт на свой трон царь тьмы - антихрист. Прочитавший книгу человек легко уви-дит уже воплощёнными в реальную жизнь эти рекомендации.
8. "Русь перед вторым пришествием Христа".
Книга содержит предсказания и пророчества святых людей отно-сительно судьбы России в последние времена. Книга оптимистична, так как обещает русским людям за перенесённые ими ради Христа страдания воскрешение их Родины. В ней будет царь, который объе-динит все православные славянские народы и своим могуществом он будет страшен антихристу и всему находящемуся под его властью от-падшему человечеству.
Понимая значение книги в деле поднятия духа русского народа, враги православной веры выпустили ещё несколько изданий под та-ким же названием с дополнительными "пророчествами", дезавуирую-щими первые предсказания. Поэтому читайте только первое издание, не затронутое пером вражеских агентов.
9. "Иудейская война", Иосиф Флавий.
Современник Апостолов Иосиф Флавий описывает быт и нравы, господствовавшие в иудейском обществе и при дворе царя Ирода. Эта книга будет существенным источником дополнительных знаний для людей, интересующихся мировой историей, так как она во многом вы-рисовывает фон, на котором развивались евангельские события. По моему мнению Иосиф Флавий был промыслительно поставлен и со-хранён самим Господом, чтобы как бы невольно он мог засвидетельст-вовать во что превратиться иудейский народ, отрёкшийся от Мессии-Христа. А так же он описал сбывшиеся пророчества Господа относи-тельно разрушения Храма и гибели Иерусалима.
10. Книги Ивана Ильина.
Русский православный патриот, вынужденный после революции уехать за границу, остался горячо любящим сыном России. Описал па-дение официальной церкви в большевистском СССР, перешедшей в так называемое сергианство, - течение, взявшее своё название от Пат-риарха Сергия Старгородского, пошедшего на службу к безбожным властям.
Иван Ильин предсказал падение коммунизма, последующий за ним распад СССР и ту неблаговидную роль, какую в этом процессе сыграет Запад. Он дал рекомендации будущим патриотам России как возродить веру и воспитать дух рыцарства в русских людях.
11. "Россия и Европа", Николай Яковлевич Данилевский.
Ещё в 19-ом веке автор книги на исторических примерах показал, что Европа никогда не была искренним союзником и другом России. Несмотря на неоднократные случаи жертвенной бескорыстной помо-щи, оказанной европейцам русскими, первые никогда не платили вза-имностью, но всегда нам вредили и пользовались моментами нашей слабости для удовлетворения своих экономических и политических интересов. Новейшая история подтверждает справедливость выводов автора.
12. Библия.
Библия стоит особняком от всех других книг, так как она открыва-ет нам все тайны и мудрость, предназначенные Богом для человека. На Библию существует много толкований, но я хочу поделиться своим пониманием замысла Бога относительно человека, на происхождение народов и рас, на разобщённость мира и смысл войны.
Человек, приобретший бытиё из-за одной только любви Бога, по Его замыслу должен был стать венцом творения и господином всего видимого мира. Сотворённый по образу и подобию своего Творца, он был наделён свободной волей и получил заповедь не вкушать от поса-женного среди рая древа познания добра и зла. Но поддавшись дья-вольскому искушению, человек нарушил её и съел запретный плод, тем самым извратив Божий замысел о себе. Чтобы грех окончательно не утвердился в видимом мире, люди, первоначально сотворённые бессмертными, стали умирать. Окружающий же мир стал враждебен человеку. Но главного врага человек приобрёл в самом себе, в своей падшей, стремящейся ко греху натуре.
Сущность Адама раздвоилась: заманчивый грех тянул его в объя-тия дьявола, а память об утраченном рае к Богу. Эта раздвоенность прошла не только внутри каждого человека, но и разделила всё чело-вечество на два непримиримых лагеря. Каин, убив своего брата Авеля, стал родоначальником богоборческого народа, избрав своим уделом служение злу. "И сказал Ламех жёнам своим: Адда и Цилла! Послу-шайте голоса моего, жёны Ламеховы! внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне; если за Каина отмстится всеме-ро, то за Ламеха в семдесят раз всемеро." Бытие, гл.4, п.п.23,24.
Но зло не могло существовать самостоятельно без противостояния ему добра и поэтому у Адама и Евы вместо убитого Авеля родился Сиф. "И познал Адам ещё Еву, жену свою, и она родила сына, и на-рекла ему имя Сиф, потому что говорила она, Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин." Бытие, гл.4,п.25.
Сиф стал отцом боголюбивого народа. "У Сифа так же родился сын и он нарёк ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Господа Бога." Бытие, гл.4,п.25.
Каиниты и Сифиты, непримиримые в своих устремлениях и целях, должны были вести войны, так как по замыслу Господа Бога возвра-щение в рай человека без приложения им для этого усилий стало не возможно.
Кроме Каина и Сифа у Адама и Евы были ещё многочисленные дети, имена и родословия которых Автор Библии не счёл нужным за-писать, по причине их промежуточного состояния относительно добра и зла, как бы сказали о таких людях в нашем народе: ни рыба, ни мясо.
"Дней Адама было 800 лет, и родил он сыновей и дочерей." Бытие, гл.5, п.4. А в Откровении Иоанн Богослов о них пишет: "знаю твои дела; ты ни холоден ни горяч; о если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Мо-их." Гл.3,п.п15,16. А так же написано у 3Ездры: "О прочих же наро-дах, происходящих от Адама, Ты сказал, что они ничто, но подобны слюне, и всё множество их Ты уподобил каплям, каплющим из сосу-да." Гл.6, п.п.5,6.
Подтверждение справедливости данного вывода мы найдём и в но-вейшей истории, где мировую войну между собой ведут только два народа: евреи и русские, а остальные лишь служат фоном на котором происходит борьба, придавая ей многообразный и запутанный харак-тер. И наш святой преподобный старец Серафим Саровский пророче-ствовал, что в мире существуют только два Божьих народа: евреи и русские, а остальные подобны Его слюне.
Но замысел Бога относительно древнего мира нарушился из-за смешения, в результате чего война стала не возможной. "Тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их се-бе в жёны, какую кто избрал. И сказал Господь Бог: не вечно Духу мо-ему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть". Бытие, гл.6, п.п.2,3.
Поначалу Бог попытался вразумить людей через наказание, со-кратив число лет их жизни с 800 до 120. Но они не покаялись и суще-ствование древнего мира, зашедшего в исторический тупик, стало бес-смысленным. Господь Бог навёл потоп и уничтожил его. Однако в ли-це праведного Ноя и его детей Он даровал человечеству надежду на будущее возвращение в рай.
Перед тем как расселиться по лицу земли, люди решили постро-ить башню высотою до небес. Но Богу было не угодно такое деяние и Он одномоментно всем племенам и народам дал разные языки, в ре-зультате чего они перестали понимать друг друга. Следовательно раз-делённость людей на народы есть Божье дело и объединение их со-временными глобализаторами выгодно только дьяволу, так как едине-ние возможно лишь в Господе Иисусе Христе, а не в строительстве Вавилонской башни под названием новый мировой порядок. "Посему дано ему имя Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и от-туда рассеял их Господь по всей земле". Бытие, гл.11, п.9.
Поэтому любовь к Родине и воспитание патриотизма такое же богоугодное дело как и любовь к ближнему. Только проклятое семя каинитов или по современному космополитов не имеет своего опреде-лённого места жительства. "…и ныне проклят ты от земли…, ты бу-дешь изгнанником и скитальцем на земле". Бытие, гл.4, п.п.11,12. Они живут там, где выгоднее и удобнее, - главным образом в городах, от-городившись от земного проклятия асфальтом и бетоном. Сохранив-шиеся предания о потопе у европейцев, китайцев, аборигенов Австра-лии, у африканских племён, у американских индейцев говорят о том, что все эти народы в древности имели одного общего предка. Следо-вательно цвет кожи, ширина носа и губ, разрез глаз - это не результат эволюционной приспособительной реакции организма на воздействие окружающей среды, а проявление внешних форм, отображающих внутренний нравственный облик человека, унаследованный им от сво-его первородителя. Красота и гармония во внешнем облике человека свидетельствуют о высокой нравственности его предков и наоборот, - греховные деяния приводят к вырождению людей, придавая им черты уродливости. Поэтому утопающему во грехах человечеству так хочет-ся скрыть свои физические недостатки при помощи макияжа и модной одежды.
Разделённость людей на народы это конечно трагедия, и каждый нормальный человек ощущает дискомфорт от этого явления. Но сам человек не может преодолеть установленный свыше барьер без траги-ческих для себя последствий. На примере нынешней Москвы мы ви-дим, как сегодняшние её жидовские руководители целенаправленно заселяют город выходцами из Китая, Вьетнама, Азербайджана и дру-гих республик бывшего СССР с цель превратить его в новый Вавилон, и тем самым погубить коренное русское население. Гармоничное еди-нение народов возможно только по любви в Боге, если они искренно по Православному уверуют в Спасителя нашего Господа Иисуса Хри-ста и сделают Его учение своею жизнью. "И облёкшись в нового чело-века, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Ски-фа, раба; свободного, но всё и во всём Христос". Колосянам, гл.3, п.п.10,11.
Также и половое разобщение люди разврата, предаваясь грехов-ной похоти, пытаются преодолеть через блуд и однополые совокупле-ния. Тем самым они достигают не единения, а уродливого извращения, при этом вырождаясь в монстров с неестественными противоречиями между формой и содержанием. Истинное же единение достигается в монашеском облике через воздержание, которое не возможно без по-мощи Господа. "нет ни раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе". Галатам, гл.3, п28.
И ещё. Библия несомненно является книгой войны. После грехо-падения человечество ведёт непрерывную череду войн. Линия проти-востояния проходит как внутри каждого человека, так и между сооб-ществами людей, наций, государств. Попытка самоотстраниться от во-енных действий ничего кроме исторического и физического самоубий-ства принести не может. "и пошли в Лаис, против народа спокойного и беспечного, и побили его мечом, а город сожгли огнём". Судей, гл.18, п.27. Недаром что одно из Божьих имён звучит как Господь Саваоф, - Бог воинств земных и небесных сил.

12."Отцы" города Вышнего Волочка.

Достигнув определённых высот в предпринимательстве и став уже довольно известным человеком в районе и городе, с некоторого времени я стал замечать, что моё дальнейшее движение вверх остано-вилось. Этому способствовало враждебное отношение ко мне и моему делу чиновников областной администрации, которые всевозможными запретами, проверками и поборами подавляли мой трудовой энтузи-азм. Для того, чтобы преодолеть их сопротивление, я чувствовал необ-ходимость вхождения в их бомонд, - своего рода аристократический клуб города, состоящий из высокопоставленных чиновников, новых торговых нуворишей и работников старой партноменклатуры. Подоб-ный узкий круг людей я думаю есть в любом городе и городишке, где они строго следят за тем, чтобы никто из местных и приезжих без их соизволения не посмел внедриться в какую-либо сферу коммерческой деятельности, тем самым посягнув на их, как им кажется, личный ку-сок пирога. Но я даже не делал попыток завязать с ними знакомство, так как эти люди вызывали во мне глубокую антипатию.
Дух любого населённого пункта определяется его руководством.
Но почему жизнь и моральная атмосфера в наших городах между рус-скими людьми напоминает загнивающее болото, почему они не находя работы, разворовывают остатки государственного имущества и несут его на пропой, почему между жиреющей властью и погибающим от нужды и бесперспективности народом пролегла полоса отчуждения и вражды? Ведь все материальные условия для нормальной жизни у нас имеются. Город Вышний Волочёк занимает выгодное стратегическое положение между двумя столицами страны: Москвой и Санкт-Петербургом; здесь имеются несметные природные богатства в виде леса, торфа, гравия, есть большие рыбные и охотничьи угодья. Народ в Тверской области неприхотлив и работящ, - плати хотя бы немного, но вовремя и по честному и горы свернут. Я в этом убедился на собст-венном опыте, когда занимался строительством.
После прочтения книг по еврейскому вопросу, я решил обследо-вать нашу местность на предмет её оккупации жидами. И что же, в са-мом центре русской глубинки в городе Вышний Волочёк существова-ла своя сионистская организация, которая и определяла весь строй на-шей жизни.
На посту мэра города находится жид Марк Жанович Хасаинов, - молодой нувориш от бизнеса, в недалёком прошлом учитель физкуль-туры. Пусть никого не вводит в заблуждение его татарское фамилия, потому что родная мать Марка Жановича имеет отчество Моисеевна и у неё характерный крюконосый и пучеглазый профиль лица. Занять место мэра Хасаинову помог губернатор Тверской области жид со знаменитой казачьей фамилией Платов за то, что первый, в свою оче-редь, финансировал его предвыборную компанию. До Хасаинова на должности мэра пребывал жид Киселёв, который к концу своего прав-ления спился, из-за чего утратил боевой дух и тягу к власти.
Заняв место главы городской администрации, Марк Жанович по старой памяти, но уже противозаконно, продолжает заниматься бизне-сом, монополизировав всю сахарную торговлю Вышнего Волочка и построив современную бензоколонку в черте города. По данным мест-ной милиции он поддерживает связь с преступными группировками, систематически инструктируя их действия на проходящих сходках. Кроме того Хасаинов продаёт за границу русских детей, которых при-нудительно отбирают у спившихся родителей. В любой момент Марк Жанович может уехать в Англию, где приобрёл для себя собствен-ность в виде недвижимости.
В сионистскую организацию города Вышнего Волочка также входят:
Плинер - директор типографии, у которого в зависимости нахо-дится вся периодическая печать города.
Корнеевский - директор городской больницы и депутат област-ного собрания. По правилам Вселенских соборов христианину запре-щено не только лечиться у жида, но и даже мыться с ним в одной бане.
Ашкенази - главный нарколог города и вшиватель торпед рус-ским алкоголикам. Его работа приравнивается Православной церко-вью к деятельности колдунов и знахарей, которые по заповеди Бога не имеют права на жизнь среди верного народа. За убийство колдуна, по словам угодницы Божией Пелагеи Рязанской, золотой венец от Госпо-да. Ашкенази имеет гражданство государства Израиль и в порыве пат-риотических чувств в своём рабочем кабинете открыто держал флаг этой страны.
Айзенберг - директор механического завода. Его сын работает в администрации Хасаинова в должности одного из его замов.
Шапиро - директор красномайского стекольного завода, успешно его обанкротивший и оставивший без средств к существованию мно-гочисленных рабочих. Завод построил на вышлневолоцких болотах в позапрошлом веке русский купец. В его цехах при советской власти изготовили рубиновые звёзды для башен московского Кремля. Жид Шапиро имеет гражданство США, где на обучении находятся его дети.
Таким образом в городе Вышнем Волочке на самых вершинах власти находится не афиширующая себя самая настоящая сионистская организация. Что они не сумели сожрать и распродать сами, то во вред русскому населению отдали прочей заезжей неруси.
Текстильную фабрику "Авангард" приватизировал никому не из-вестный заезжий немец Отто, который сперва уничтожил большую часть её оборудования, а потом территорию фабрики стал использо-вать под обыкновенный склад. Естественно, что большинство рабочих одномоментно лишились своей работы, а жидовской власти до них нет никакого дела.
Знаменитый хлопчатобумажный комбинат, бывшую фабрику Морозова, отдали такой же заезжей "комерсантке", только уже из Уз-бекистана. Результат тот же: рабочие выброшены на улицу, производ-ство встало.
В центре города возле рынка помещение бывшего детского сада отдали на откуп армянской диаспоре, которые перестроили его под национальный ресторан.
Про засилье в нашем городе азербайджанских мигрантов, кото-рые предпочли освободительной войне в Нагорном Карабахе безбед-ную торговую жизнь в Центре России на шее русского народа, всем хорошо известно. Захватив большую часть рыночной торговли, эти выходцы с мусульманского юга распространяют наркоманию среди молодёжи, развращают русских девушек, да и самим своим не про-шенным присутствием оскорбляют достоинство коренного населения.
Задумайтесь господа азербайджанцы, придёт время и вам не помогут ни ваши деньги, ни покровительствующая вам милиция. Ведь господа евреи вас с собою за границу не возьмут.
При содействии мэра Хасаинова была ликвидирована военная часть в Красном Городке, где в своё время базировался знаменитый вышневолоцкий пехотный полк. Но это было бы ещё поправимое дело, если бы её территорию не оставили без охраны и тем самым поспособ-ствовали погрому и расхищению казарм и военного имущества.
До какой же степени надо потерять национальное чутьё и досто-инство русским людям, чтобы позволить нехристям творить подобные дела у себя дома!?
Преступную деятельность сионистов на городском уровне, на-правленную на геноцид русского населения, можно было бы перечис-лять и дальше, если бы это имело смысл. Но своими слезами и вздоха-ми мы их только повеселим, а разумные доводы они никогда слушать не будут, иначе бы давно дали микрофон представителям народа. Нам остаётся лишь каяться в своих грехах, посредством которых жиды се-ли нам на шею и молить Бога о прощении и о даровании нам отцов командиров, которые бы повели нас в бой против нечисти.


13.Работа на посту директора совхоза.

В мае 1997 года меня избрали директором Боровинского совхоза. Совхоз был знаменит своей птицефабрикой, состоящей из 12 совре-менных механизированных птичников, огромной площадью полей бо-лее чем в1000га, и большими лесными массивами. К тому времени ещё оставались не вырубленными леса, кое где сеялся овёс и ячмень, да косилось сено для вымирающего стада коров. Птичники, перестав функционировать, превратились в мрачные тёмные пещеры набитые металлоломом, где вчерашние их работники по варварски раскурочили в поисках меди и алюминия всё электрооборудование.
Узнав, что совхозное начальство собирается выпилить остатки леса и продать его кругляком на сторону, мне стало обидно за место моего проживания. Я съездил в город, заручился поддержкой чинов-ничества от сельского хозяйства и на перевыборном собрании пайщи-ков меня избрали председателем. Добиться этого было не тяжело, так как зарплата рабочим не выплачивалась годами, и они надеялись, что я как преуспевающий коммерсант поправлю их материальное положе-ние.
В мои планы входило дать работникам совхоза экономическую свободу, чтобы они самостоятельным трудом возродили сельское хо-зяйство. Все материальные условия для этого были. Для начала я ду-мал поделить совхозную землю по участкам и раздать её в пользова-ние дееспособным рабочим. Далее скооперировавшись, они могли бы сообща принимать решения и её обрабатывать. Лес на строительства жилья, коровников и других хозяйственных построек я хотел им выде-лить бесплатно. Таким образом земля и производственные фонды уже принадлежали бы не совхозу, а частным крестьянским хозяйствам. В результате нам бы удалось вернуться к дореволюционному частно-общинному владению землёй, но с более высоким развитием техники. Частный труд вновь позволил бы приобрести утерянное чувство хо-зяина, а общее принятие решений сплотило бы крестьян в коллектив, способный противостоять враждебному влиянию извне.
Но мой оптимизм улетучился, когда я столкнулся с реальной практикой жизни. За годы советской власти люди привыкли работать по приказу и за гарантированную зарплату. Становиться самостоя-тельными собственниками они не горели желанием. К тому же этому мешал низкий нравственный уровень большинства совхозников, - они привыкли воровать, а ворованное пропивать.
Все более менее трудолюбивые крестьяне уже покинули совхоз, взяв свои паи. Остались те, кто вообще не привык к самостоятельной жизни, и кто ни в коем случае не хотел порывать со своими порочны-ми привычками. Мои попытки изменить их сознание через организа-цию религиозных собраний они встретили непониманием и сабота-жем. Лишь небольшая группа, в основном пенсионерок, с удовольст-вием собиралась у кого-нибудь на дому, где я им показывал по видео-магнитофону фильмы на православную тематику, и рассказывал о ве-ре, чего успел сам узнать к тому времени. А дееспособное мужское на-селение, живя по принципу - каждый сам за себя, не нашло в себе смелость поддержать мои добрые устремления.
После моего ухода с поста директора совхозники все-таки выпи-лили лес и продали его по дешёвке кругляком на сторону.
Именно тогда ко мне стало приходить понимание того, что в не-которых случаях необходимо применять силу, чтобы заставить людей делать правильные вещи, так как самостоятельно они не в состоянии были порвать с прежним порочным образом жизни.


14.О священстве.

Начальнику ФСБ по Тверской облас-ти от осуждённого на лечение в психиат-рический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением Сы-соева Александра Александровича, 1961г.р.


Докладная записка.


Надеюсь вы в курсе, что судебное заседание по моему делу было закрытым по причине того, что оно носило не уголовный, а политиче-ский характер. А так как ваша организация призвана стоять на страже интересов страны, то мне хотелось бы довести до вашего сведения ин-формацию, которая пригодится вам в дальнейшей работе.
На наших глазах произошёл без единого выстрела развал самого мощного в военном отношении государства СССР. СССР проиграл войну США идеологически и механический развал его было делом времени и техники. Идеологический отдел ЦК КПСС или побоялся сменить идеологию марксизма-ленинизма ради целостности страны, или вступил в откровенный сговор с идеологией культа наживы и ма-териального благополучия, носительницей которого является США. Нельзя сказать, что она выше классовой теории устройства общества, просто проводилась в жизнь она осмысленнее, твёрже, последователь-нее.
И та и другая идеологии родились в подвалах тайных масонских лож и обе носят антихристианский характер. Значит разыгрывая коме-дию и создавая вид непримиримой войны друг с другом, единственной реальной целью их было уничтожение христианского православного духа нашего народа, уничтожение русской ментальности.
Реальным и одновременно мистическим носителем христианско-го Духа является Сам Бог во Святой Троице и Его церковь, куда вхо-дят священнослужители и верующие. Поэтому церковь является таким же идеологическим центром, носящим и воплощающим в жизнь идею Христа.
На заре перестройки всем в нашей стране стало ясным, что про-исходит смена идеологий, но чем она может закончится, по причине многолетнего отрыва народа от религиозных знаний, ещё мало себе кто представлял. Однако в стране существовал целый слой людей, ко-торые по долгу своего высшего служения обязаны были заполнить идеологический вакуум и перехватить инициативу у врагов Отечества.
Патриарх и его Синод осуществили измену Христу, идут на по-воду у сатанинской власти, отдали на растерзание псам русский народ. Когда высшее руководство страны с молчаливого согласия Патриарха и его Синода заявляет, что наше общество является светским и рели-гиозного экстремизма оно не допустит, то они должны знать, что свет-ское общество на библейском языке раньше именовали языческим, то есть общество, где вместо Бога поклонялись идолам. Таким образом правительство вместе с Патриархом предлагают нам предать душу и поклоняться: долларам, сексу, бытовому комфорту, музыкальным хит-парадам, гомосексуализму, автосалонам и прочим "ценностям" "ци-вилизованного" мира, которые являются всего лишь соблазнами и по своей сути не могут иметь истины.
Когда в советских органах печати происходила смена идеологи-ческих догм, то люди, у которых находился ключ разумения, обязаны были кричать, что происходит мена шила на мыло и предложить наро-ду своё высшее, которому была бы уготована победа, так как оно в пух и прах разоблачает лживость человеконенавистнических масонских идей. То что "церковники" предлагают народу пассивно молиться и терпеть, является фактором, подрывающим веру в Бога, а значит в справедливость, в добро, в победу. Хотя терпение является величай-шей добродетелью, однако церковь наша воинствующая, и человек терпящий зло и не воюющий с ним, становится соучастником зла, кем и стали нынешние иерархи. Все эти события предсказывал наш святой Преподобный Серафим Саровский. Дерево, не приносящее плод, близко к сожжению.
Всё это я довожу до вашего сведения, чтобы вы учитывали при составлении планов в своей дальнейшей работе, так как война не за-кончена. Враги участь СССР теперь готовят России и только дурак не делает никаких выводов. С уважением Сысоев Александр.


Такое письмо я послал в УФСБ по Тверской области, находясь в заключении в тверском централе. И надо отдать должное, - оно дошло до пункта назначения и мне пришёл ответ на бланке следующего со-держания:


Начальнику учреждения ИЗ- 36/1
Полковнику внутренней службы
Базулеву Г. А.
------------------------------------------------
г. Тверь.
Федеральная служба
Безопасности России
Управление по Тверской
Области.
21 июня 2000 года.
№17/С-39
----------------------------------
Тверь.

По рассмотрении заявления Сысоева Александра Александрови-ча, 1961 года рождения, содержащегося в Вашем Учреждении, просим сообщить ему, что органы федеральной службы безопасности долж-ным образом информированы о процессах, происходящих в нашем обществе, и их деятельность направлена на осуществление безопасно-сти граждан и государства.

Начальник управления
Генерал-майор И. А. Ермаков.
5202
26. 6. 00.

О предательстве Христова дела на земле большинством иереев церквей сейчас говорится и пишется достаточно много. Специально мне такой мысли никто не внушал, но сама жизнь заставила прийти к такому же выводу. Я никогда не относился к священникам с предубе-ждением и даже по началу, когда искал союзников против захватив-шей страну нечисти, довольно долго находился в доброжелательных отношениях с ними, надеясь в их лице приобрести более опытных и знающих руководителей-товарищей, готовых возглавить борьбу за просвещение и освобождение народа из-под власти окультистов. Ни обличением грязных дел властьпридержащих, ни бойкотированием их сатанинских мероприятий, ни борьбой за души пасомых овец, в чём благодаря их священническому сану должна была бы проявиться Бо-жья сила, они не занимаются. Все их помыслы - это продвижение по службе и пополнение церковной кассы, а дела - молчание и соглаша-тельство страха ради иудейска.
Я вообще не знаю случаев, когда бы кто из священников своим благочестием, жертвенным поведением, проповедью, обратил неве-рующего человека к Богу. Например, моими учителями были святые отцы, на трудах которых я самовоспитывался. За то обратных приме-ров множество, - искорки веры, зажженные в душах вчерашних атеи-стов Самим Богом, ничтоже сумяшеся своим нечестием задували ря-женные батюшки. Им нравиться брать власть и господствовать над ве-рой людей, лишая их тем самым свободы во Христе.
Теперь я расскажу о своём личном опыте общения с церковными властями города Вышнего Волочка. Главным иереем города у нас яв-ляется настоятель Богоявленского собора Благочинный отец Василий, национальные корни которого находятся на Украине. На двунадесятые праздники к нему любит приезжать из Твери Владыка Тверской и Ка-шинский Виктор, в миру Олейник, тоже этнический украинец. Следуя порочному принципу землячества в кадровом вопросе, они поощряют переезд из обезработившейся Украины слабо подготовленные кадры молодых священников для работы в храмах Тверской области. Если наставники назначаются на свои посты не за личную преданность делу и не за деловые качества, если служение Христу низводится до поня-тия доходного места, то не есть ли это соблазн и извращение здравого учения, не позволяющее нам встать во весь рост и расправить плечи. Я ничего не имею против братьев славян с Украины, но история нас раз-вела и Бог первенство быть хранителями Православной веры отдал русским. Поэтому кадровые вопросы на русской земле обязаны решать сами русские. У нас не мало прихожан из местных, способных испол-нять священнические обязанности, но отец Василий проводит полити-ку недопущения чужаков в свою вотчину.
Заняв двуличную позицию в служении Христу, Бог отнял у него дерзновение быть воином на своём поприще. Все инициативы верую-щей паствы о проведении мероприятий против агрессивной проповед-нической деятельности баптистов в нашем городе разбиваются о рав-нодушие правящего иерея. Коммунисты приучили его к пассивности и он не видит, что наступили другие времена, когда надо действовать. Иначе обстоятельства могут раздавить, как раздавили после револю-ции многих попов, предавших помазанника Божия Царя Николая Второго. "Кто из священников содействовал свержению Царя, не препятствовал этому, - от того отошла благодать священства! Её Бог назад забрал. А уж потом в Соловецких лагерях этими изменниками кормили крыс! Крестник, ты не можешь себе этого представить!.. Всё это было попущением Божием за свержение Царя! Хотя там попада-лись и не виновные, кого голодные крысы не трогали…" - говорила пророчица Пелагея Рязанская.(Читайте житиё иеросхимонаха Сампсо-на Сиверса, о его пребывании в Соловецком лагере).
Я имею право на подобную критику, потому что когда находился на должности председателя Боровинского совхоза, то по личной ини-циативе силой изгнал из посёлка заезжих баптистских проповедников, которые после этого больше не смели у нас появляться.
Предательство Бога ведёт к личному падению в глубины ада. Многим в городе известно, что отец Василий сожительствует с лю-бовницей. В его развратном поведении я убедился сам, когда пригла-сил его на церемонию освящения нового здания трактира. Во время обряда на глазах у присутствующих он делал не двусмысленные дви-жения и ужимки в сторону одной из моих сотрудниц, - молодой кра-сивой девушки, которая после со смущением мне об этом поведала, а присутствующие подтвердили. Чего тогда стоила вся моя проповедь среди рабочих, если сам отец Благочинный ведёт себя как последний козёл. Неужели он думает, что будет жить вечно и ему не придётся от-вечать за соблазнённую им паству?
То, что правящему клиру не нужна активная и инициативная па-ства мне пришлось лично убедиться, когда я задумал организовать приход в нашем селе, с целью воцерковления простого народа. Собрав кучу документов и заручившись подписями будущих прихожан, я по-ехал в Тверь к Владыке Виктору за его разрешением. Но Владыки на месте не было, - он куда-то уехал по служебным делам. Вместо него все вопросы решал молоденький секретарь-дъячок. Взяв мои бумаги, он передал их церковному юристу, нанятому Владыкой в юридической консультации. В то время вышел закон о перерегистрации всех рели-гиозных организаций, и на целый год был наложен мораторий на соз-дание новых приходов в рамках Русской Православной Церкви Мос-ковского Патриархата. Закон законом, но мы то не дубовые законники, чтобы идти на поводу у безбожной власти, и при наличии доброй воли можно бы было обойти их запреты. Но юрист, нанятый за деньги Вла-дыкой, наотрез и в грубой форме отказался решать нашу задачу. Как мне по секрету сказал секретарь-дъячок, он, этот юрист, был матёрым атеистом, о чем Митрополит не мог не знать. Мы были не первые кому уже здесь "помогли" подобным же образом решить организационные и юридические вопросы.
Сильно расстроенный и обескураженный бесплодностью своей поездки на прощание я обошёл резиденцию Владыки, поражаясь рос-коши её апартаментов. На фоне нищеты паствы вызывало удивление наличие дорогих антикварных предметов в бытовом обиходе правяще-го иерея и его окружения: это и посуда из хрусталя и дорого фарфора, и столовые приборы из драгметаллов, и резные седалища, больше на-поминающие троны царей, и наличие дорогих импортных авто во дво-ре резиденции. До этого такой роскоши в быту мне ни у кого видеть не приходилось, даже на представительском уровне.
В организации прихода своим участием мне помогал вышнево-лоцкий священник Сергий Дикий, которому время от времени я ока-зывал материальную помощь и содействовал в паломнических поезд-ках его учеников. Дело в том, что при его храме им была организована церковно-приходская школа, где обучались его многочисленные дети и дети прихожан. Сам себя отец Сергий считал детским батюшкой и особо содействовал посещению своих служб детьми из вышневолоц-кой школы-интерната, где преподавал мой будущий товарищ и напар-ник по налёту на РУВД Евгений Харламов. Там же в храме мы с ним и познакомились. В Евгении меня поражала его скромность и тактич-ность при большой физической силе, а так же его педагогические та-ланты, - дети, которых он по выходным приводил в храм для прича-щения буквально пылали к нему любовью и не отходили от него ни на шаг.
Когда мне не удалось создать приход официальным путём через Владыку, то в обход ему отец Сергий предложил мне организовать филиал от какого-нибудь уже существующего братства. Сам он неко-торое время служил в Москве на Красносельской в храме Всех Свя-тых, - вотчине знаменитого на всю страну батюшки Артемия Влади-мирова, где уже существовало братство во имя Святителя Филарета Московского. Артемий Владимиров не отказал своему бывшему со-служивцу и дал добро старосте прихода и главе братства Александру Фёдоровичу, - пожилому деятельному мужчине, на содействие в от-крытии филиала.
Несколько дней беготни ушло на оформление и регистрацию до-кументов и печати. За это время я немного ознакомился с хозяйством батюшки Артемия и его деловыми связями с властями Москвы.
На территории принадлежащей братству находился храм, склады, студия аудио и видеозаписи, где на поток было поставлено производ-ство кассет православного содержания, главным образом с выступле-ниями и поучениями самого батюшки Артемия, реставрационная и ху-дожественная мастерские по восстановлению старых и написанию но-вых икон, детская церковно-приходская школа, богадельня для стари-ков, столовая, платная юридическая консультация, офис Александра Фёдоровича и апартаменты самого батюшки. Всё по московски широ-ко и богато, с факсами, компьютерами, внутренней телефонной свя-зью. Кроме того братство занималось коммерческой деятельностью, строительством, планировало организацию производства ширпотреба; через их руки проходил большой поток благотворительной помощи из-за рубежа, а так же левого товара, за который не хотели платить на-логи. Телефон в отделанном со вкусом кабинете Александра Фёдоро-вича в течении рабочего дня не умолкал ни на минуту, а посетители выстраивались в очередь, чтобы иметь возможность обсудить деловые вопросы со старостой православного братства.
Однако в будущем, когда я посещал его на правах старого знако-мого, то замечал в нём некоторое уныние и недовольство от своей дея-тельности. Из разговора с ним во время обеда в трапезной я понял, что работа не приносит нужных результатов.
Сила евангельского учения Христа по праву и происхождению заключается в том, что оно претендует на всемирность и не терпит ря-дом с собой недомолвок или каких-либо других учений. Поэтому если земные Его соработники не проводят во всей чистоте такую политику, то они не могут считаться верными чадами Бога. Если они хотят быть одной из разновидностей религий во Всемирном Совете Церквей, то цена им тридцать серебряников, потому что главенство Христа они променяли, и самозвано отдали его в руки земных слуг дьявола.
Недовольство Александра Фёдоровича распространялось на са-мого батюшку Артемия, духовника их братства. Ведь он хорошо знал его личные человеческие качества, и видел, что последний в ущерб де-лу больше всего был озабочен своей славой и знаменитостью. Однако сочувствия к Александру Фёдоровичу у меня не было. Своей кипучей деятельностью такие люди сами способствуют созданию ложных культов личностей находящихся в прелести батюшек, уводя, тем са-мым, многих людей от Христа.
С самим Артемием Владимировым я ближе познакомился на од-ной из его платных лекций, проходившей в доме культуры возле станции метро Новослободская. В фойе продавали его фотографиче-ские портреты по цене пять рублей за штуку, а "блаженные" бабушки и дедушки, - духовная паства отца Артемия, - ходили с кружками и собирали милостыню для своего настоятеля, как они говорили зани-мающегося строительством храмов. Вообще-то храмы на Руси строили сами прихожане в складчину или это делали какие-нибудь состоятель-ные купцы. Но здесь случай особого благочестия и поэтому я денег не дал, в следствии чего на меня стали поглядывать искоса как на серого волка.
Сам пастырь опоздал на свою лекцию почти на час и не счёл нужным за это извиниться перед ожидающими его людьми. Взойдя на сцену, он занял в кресле полу лежачее положение утомлённого чело-века, расправил длинную косу, и своим беспристрастным слащавым женским голоском всезнайки повёл речь о благодати. Потом он достал книгу "Русь перед вторым пришествием Христа" третьего издания, где приводятся в качестве страшилок предсказания лжепророков о гибели нашей страны и стал пугать ими собравшихся в зале. Батюшка Арте-мий заговорился и стал цитировать пророческую ахинею типа того, что в последние времена русские мужики все поспиваются и наши женщины начнут предпочитать китайцев за их более сильные мужские достоинства. Складывалось впечатление что это была лекция не ду-ховного руководителя, а человека озабоченного сексуальными про-блемами.
Он видел только ужасные стороны современной жизни: пьянство, разврат, развал страны, нежелание приобщаться к вере самой дееспо-собной части мужского населения ( вероятно оно не хочет подпасть под духовное руководство подобных Артемию Владимирову батюшек (прим. Автора), и поэтому не видел никаких путей преодоления этих бед. По его мнению должно было вымереть целое поколение народа, воспитанного при советской власти, а уж потом, если обучить в цер-ковно-приходских школах их детей, тогда ещё возможен был путь возрождения. Но, продолжил он свою мысль, на это нет ни времени, ни средств, следовательно у России одна дорога, - в погибель. Таким образом отец Артемий отстранил Господа от участия в судьбе Святой Руси, предоставив на это право только официальной церковной иерар-хии, тем самым невольно открыв пастве своё безверие.
Конца этого мазахистского собрания я дожидаться не стал и, вслух выражая проклятия в сторону докладчика, пошёл на выход сквозь молчаливые ряды сторонников батюшки Артемия.
Это был январь 1999 года. Я приехал из деревни в Москву с це-лью дать объявление в газете о продаже своего заведения, чтобы на вырученные деньги иметь возможность приобрести оружие для сило-вой акции, которая только-только созревала в моей голове и была бы направлена против богоборческой власти Ельцина. А о лекции отца Артемия я случайно прочёл в газете и решил посетить её, чтобы лиш-ний раз убедиться в отступничестве большинства священства и за од-но утвердить себя в правильности задуманного мною дела.
В духовном родстве с Артемием Владимировым находится все-россйски знаменитый дъяк-богослов Андрей Кураев, лекцию которого я имел счастье посетить в ДК завода ЗИЛ, находящегося недалеко от станции метро Автозаводская. В переполненном зале он поведал наро-ду что идоложертвенную пищу есть можно, так как идол ничто. Как будто перед ним сидели не вчерашние атеисты, а колдуны и маги, ре-шившие обратиться в истинную веру. Ведь новоиспечённые верующие никогда в своём прошлом еду для идолов не готовили и пользовались только материалистическими понятиями о пище, такими как вкусность и калорийность. Эту тему поднял в первом Послании к Коринфянам
(гл.8) Апостол Павел, актуальную для первых веков, когда надо было обращать народы от идолов к истинному Богу. Но отец-"богослов", прочитав послание, не к месту решил блеснуть своей эрудицией и умом. В конце, всё переваривающей публике, он так же заявил, что России нужны столетия, чтобы из языческой вновь стать православ-ной.
Огромным тиражом в официальной церковной прессе вышла его книга под названием "О нашем поражении", где он неправильно трак-туя "Откровения" Иоанна Богослова, предсказывает неминуемое наше поражение от антихриста. Синод Русской Православной Церкви никак не отреагировал на эту откровенно подрывную провокацию, а значит и стал её соучастником.
Таким образом эти вчерашние комсомольские активисты и борцы с религией, переодевшись в поповские платья, продолжают свою под-рывную работу против церкви, только уже изнутри, сея страх и уны-ние среди Христовой паствы. Учуяв носом куда дуют перемены объ-явленной Горбачёвым перестройки, и не желая расставаться с привыч-ным паразитическим образом жизни на шее народа, эти идеологиче-ские диверсанты перебрались из обкомовских кабинетов в патриаршие покои.
Впервые мысль о неладах в нашей церкви у меня возникла тогда, когда я увидел по телевизору посещение храмов на Великие Праздни-ки первыми лицами государства и получение благословения ими от церковной иерархии. Для всех было очевидно, что в масштабах страны они проводят политику растления народа и развала государства. О чём они могли молить Бога? Утром они стоят со свечкой в православном храме, днём в халатах и тюбетейках наносят визиты в мечеть, а вече-ром в ермолках сидят с единоверцами в синагогах. Такой всеядность они оскорбляли истинного Бога и верующих в Него людей. Как можно быть другом Христу и его распинателям? Разве в самом первом псалме не написано, что блаженный муж не сидит в компании развратителей? Разве не понятно, что такая политика смешения выгодна только жи-дам, которые не имея под своими ногами твёрдой почвы вынуждены пить кровь из других и паразитировать на чужих бедах.
Одна из главных задач иерархии - стоять на страже Христова стада, чтобы волки не проникли за церковную ограду и не расхитили оттуда овец. Если они по незнанию или наивности не понимают этого, то тогда они не имеют права быть пастухами. По тому, что сейчас тво-рится в нашей церкви, а мистически в неё входит вся Россия и русский народ, можно сделать только один вывод, - многие иерархи сами хищ-ные волки, надевшие на себя личину пастухов. Только в таком ракурсе всё встаёт на свои места.
Сейчас это моё твёрдо сложившееся убеждение, а тогда были лишь вызывающие недоумение догадки. Чтобы рассеять сомнения и прояснить ситуацию, я составил десять вопросов на тему неправомер-ных, но общеизвестных поступков церковных властей и отдал своей тётке, которая работала в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове в Москве, чтобы она передала их кому -нибудь из знакомых священников. Один из них, отец Сергий согласился мне на них ответить.
После службы мы уединились в центральном пределе храма и он начал высказывать мне свою точку зрения.
Отвечал он как знаток своего дела, обильно приводя цитаты из Писания и Святых Отцов, на что я ему возражал другими цитатами из Писаний. Знали мы их примерно одинаково, только по-разному трак-товали. Насколько я понял отец Сергий был против влезания церкви в политику, мол кесарю - кесарево, а Божие - Богу. Теми более по сво-ему смирению он был против осуждения чьих- либо действий. Ни на один вопрос конкретно да-да нет-нет он мне не смог ответить. Более того в завязавшейся дискуссии он поведал мне, что все воины, погиб-шие в Великую Отечественную войну, пошли в ад, так как погибли за неправедные цели коммунизма и за Сталина. О чём ещё можно было с ним дискутировать, если он отказал в спасении тем, кто его самого спас от гибели и порабощения.
Теперь я увидел, что многие священники, даже если они искренно заблуждаются, просто слабы умом, чтобы они имели моральное право руководить человеческими массами, хотя бы и без Бога, посредством только своих человеческих талантов. Правильно говорится: кого хочет наказать Бог у того Он отнимает ум. Вероятно в священство сейчас проходят люди, прошедшие твёрдый отсев на профпригодность. Я не имею в виду исключения, имеющиеся в любом правиле.
К таким пастырям подбирается и соответствующая им паства, ко-торая одним своим рабским поведением вызывает отвращение у нор-мальных незашоренных людей. Расталкивая друг друга, как одержи-мые бесами они носятся за благословениями людей, одетых в мантии и рясы, которых зачастую и видят-то первый раз в жизни. На дню они проделывают это по много раз, дискредитируя тем самым и лишая смысла сам обряд благословения. Не понимая его истинного значения, они играются в смирение и благочестие, оставаясь как и их пастыри гордыми и злыми людьми. Неужели что бы исполнять малозначащие дела и свои прямые обязанности надо испрашивать на это благослове-ние у иерея. Отсечение своей воли не одно и тоже что и отсечение ума. Своя воля отсекается, чтобы во всём исполнять волю Божию. А если ты вручаешь её малознакомому человеку только потому, что он священнослужитель, то будь готов на страшном суде и разделить от-ветственность с ним за его грехи. Послушание требуется либо по дол-гу, - как в армии или монастыре, либо за выдающиеся заслуги пастыря, каких в наше время почти не осталось. В остальных случаях все мы призваны Богом к свободе.
Имея общение с такой впавшей в прелесть паствой, я замечал, что несмотря на свой убогий и смиренный внешний вид, на самом деле многие из них горды и чванливы, нетерпимы и злы, своенравны и не-послушны. И по своему состоянию они находятся в гораздо большей опасности, чем незнакомые с религиозными знаниями невоцерковлён-ные люди, так как с тех на суде за незнание спроса будет меньше. К тому же для многих в народе они служат соблазном, из-за чего люди не хотят приобщаться к вере.
В заключении главы хочу процитировать Преподобного Серафима Саровского, говорившего о священстве предантихристова времени:
"Господь открыл мне, - сказал он, - что будет время, когда архииереи Земли Русской и прочие духовные лица уклонятся от сохранения Пра-вославия во всей его чистоте, и за то гнев Божий поразит их. Три дня стоял я, просил Господа помиловать их и просил лучше лишить меня, убогого Серафима, царствия небесного, нежели наказать их. Но Гос-подь не приклонился на просьбу убогого Серафима и сказал, что не помилует их, ибо будут учить учениям и заповедям человеческим, сердца же их будут стоять далеко от меня!"

15.Поездка в Израиль.

На Пасху 1998 года Бог сподобил меня побывать в Иерусалиме и самолично лицезреть схождение благодатного огня на верующих возле Гроба Господня. О том, какая борьба между верующими и жидовской полицией этому предшествует, я описал в своей статье в газете "Рус-ская Сибирь". Об остальных чудесах и своих впечатлениях о поездке в Израиль я расскажу ниже. А сейчас хочу поведать читателю о предше-ствующем паломничеству знаменательном событие, которое произош-ло со мной ровно за год до поездки, то есть на Пасху 1997 года.На этой фотографии хорошо видно, как пра-вославные арабы (молодые ребята в белых футболках) оттеснили израильскую полицию от Кувиклии (читайте мою статью "Правда о благодатном огне").
В то время я ещё не имел сил соблюдать многодневные посты. Ве-ликий пост уже подходил к концу, а у меня и в мыслях не было начи-нать что-либо предпринимать к его исполнению. Питался я как обыч-но ни в чём себе не отказывая.
И вот из-за какой-то ерунды у нас с женой случилась ссора, сейчас даже вспомнить не могу из-за чего. И она, психанув, уехала в посёлок к своим родителям. Я тоже не сдержался и решил, если ей на всё на-плевать, то и мне ничего не надо. Но так как податься мне было не к кому, то я сел в машину и поехал по трассе в сторону Санкт-Петербурга, предоставив делам в трактире идти самотёком. Поведение жены меня так вывело из себя, что из чувства протеста я решил три дня ничего не есть, и не возвращаться домой пока не успокоюсь.
Приехав в Питер, я посетил пятачок возле Гостинного Двора, что-бы накупить всевозможной патриотической литературы. После Питера я отправился в Новгород, где посетил знаменитый Новгородский Кремль и осмотрел его достопримечательности. Переночевав в гости-нице, следующим днём я уже был в Пскове и решил сразу ехать в Псков-Печерскую Лавру. Но из-за дождя ещё на один день остался в городе и сходил на экскурсию в Псковский Кремль.
Не такой помпезный и музейный как в Новгороде, он на меня про-извёл более сильное впечатление своим более воинственным видом и серьёзностью. Не даром же Благоверный Святый Русский Царь Иоанн Васильевич Грозный, строго покарав новгородцев за готовящееся от-ложение и измену, к псковичам был милостив и не произвёл у них ни одной казни. Вероятно духи ставят свои печати на городах, которые придают им характерные черты, не изменяемые во времени. Новгород в прошлом славился своей торгашеской вольницей и непостоянством, часто становился очагом смут и разделений. Псков же с момента сво-его основания всегда был твёрдой и неуступчивой крепостью для всех завоевателей с Запада.
Переночевав в гостинице, следующим утром я уже был в Псково-Печерской Лавре. Там ходя вдоль ларьков с православной литературой и церковной утварью, я подыскивал, что бы мне ещё купить почитать к уже купленному. Вдруг моё зрение притянула к себе икона Спасите-ля Лик Нерукотворный. Тогда я ещё не был большим знатоком и по-читателем икон, стремящемуся к их приобретению. Мне хватало пяти икон, перед которыми я молился, и все места на моём домашнем само-дельном иконостасе уже были заняты. Но этот Образ чем-то внутренне неуловимым притянул меня к себе, и я приобрёл его.
Осмотрев Лавру, я решил ехать обратно в Новгород, - поближе к дому. Подходили к концу третьи сутки моего поста, но ни слабости, ни утомления, характерных для абсолютных голодовок, я не испытывал. Ссора и вызванный ею семейный разлад за это время уже поостыли, и мне снова захотелось видеть свою жену. Надо было возвращаться до-мой. С внутренним предощущением что дома всё уладилось я поехал домой.
Так оно и оказалось на самом деле. К моему приезду на столе меня уже ждала горячая еда. Жена сказала, что она почему-то была уверена, что именно сейчас я приеду и заранее всё приготовила и накрыла на стол. Сама же она вернулась домой в день нашей ссоры ближе к вече-ру и в моё отсутствие руководила делами в трактире.
До наступления Пасхи оставалось семь дней, и я уже заранее при-нял решение довести свой так неожиданно начавшийся пост до его ес-тественного окончания.
Купленную мною икону Спасителя я повесил на кухне напротив входной двери над обеденным столом. Специально для неё я приобрёл лампаду, в которой круглосуточно поддерживал огонь и часто по но-чам читал перед нею Иисусову молитву.
В это же время из Москвы позвонила мать и сообщила мне, что умер дядя Володя, муж её родной сестры, - тёти Вали. Уже два года как он болел раком лёгких. При жизни дядя Володя был жизнелюбом и скептически относился к религиозным взглядам своей жены, из-за чего у них часто были в семье разногласия и конфликты. Но перед са-мой смерть он всё-таки выразил желание принять причастие и даже отрастил бороду как православный христианин.
У них был всего один ребёнок, мой младший двоюродный брат Артём, который как и мать вёл религиозный в Православии образ жиз-ни. В молодости мы любили приезжать к ним в Бирюлёво в гости, осо-бенно на новогодние каникулы, и проводить время вместе за просмот-ром праздничных телепередач или азартно погонять в футбол.
Пришлось срочно ехать на похороны в Москву. Однако поста я нарушать не стал и после похорон, переночевав ночь у родного брата Фёдора в Одинцово, поехал назад.
День отъезда как раз совпал с Пасхой, когда надо было заканчи-вать свой пост. За десять дней организм совершенно адаптировался к голоду и есть нисколько не хотелось. Даже на короткое время появил-ся соблазн из чисто спортивного интереса продолжить голодовку. Но тогда бы это уже был не пост, а лечебное голодание, которое не имело бы в себе религиозного смысла. Пришлось силой заставлять себя раз-говляться пакетом апельсинового сока.
Через два года после нападения на РУВД мне пришлось скрывать-ся в лесу, и первые ровно десять суток у меня не было возможности раздобыть себе пищу. Кто знает, смог бы ли я выдержать это мораль-ное и физическое напряжение, если бы не приобрёл предшествующе-го, казалось бы случайного, опыта.
Однако знамения на этом не кончились. Несколько дней спустя по возвращении из Москвы жена позвала меня обедать. Выйдя из спаль-ни, я подошёл к столу и приготовился сесть на своё обычное место, как вдруг неожиданно сверху произошла сильная вспышка ярко голу-бого цвета, похожая на молнию или отблески сильного короткого за-мыкания. На улице стоял ясный солнечный день, но после вспышки мне показалось, что уже наступили сумерки. На какой-то момент я по-терял ориентировку во времени.
-Что это было? - с раздражением из-за непонимания происшедше-го спросил я жену, полагая, что если мы только двое находились на кухне, то это должно быть она чего-нибудь сделала. Она во время вспышки стояла спиной ко мне и набирала номер телефона. Но жена тоже была в недоумении и не понимала что случилось.
- Ну-ка включи свет, - попросил я её, полагая, что лампочка при перегорании нити могла дать яркую вспышку. Она протянула руку к выключателю и несколько раз включила и выключила свет. "При чём тут лампочка", - подумал я про себя, - " сейчас же день и мы днём её не включаем". Мало по малу стало возвращаться ощущение времени.
Я снова встал к столу как стоял и вспомнил с какой стороны по-лыхнуло, - сверху со лба и источник света находился за пределами уг-ла моего зрения. Я поднял голову вверх. Прямо на до мной висела ку-пленная в Псково-Печерском монастыре икона Христа Спас Неруко-творный. Без всякого сомнения вспышка произошла от неё!
К чему и для чего это случилось тогда я догадаться не мог, но ровно через год на Пасху, не прилагая со своей стороны никаких уси-лий, я поехал в Иерусалим на схождение благодатного огня.
Произошло это так. После Рождества 1998 года я по делам нахо-дился в Москве и остановился на ночлег у тёти Вали. Она-то и пред-ложила мне ехать вместе с ней в Иерусалим, так как Артём в Свято-Даниловом монастыре от Патриархии забронировал два места на па-ломничество, но сам ехать не собирался.
Самостоятельно я никогда бы не додумался отправиться в палом-ническую поездку за границу, так как никогда там не был и не знал как оформляются документы для выезда. К тому же по телевизору я видел какое столпотворение творится на Пасху у Гроба Господня и считал что в этих организованных толпах народа мне место наврятли найдёт-ся. Да, откровенно говоря, и на самолёте было страшновато лететь, так как до этого я на нём ни разу не летал. В общем в неожиданных си-туациях люди, как правило, тяжелы на подъём, и у меня находилось множество причин для отказа от паломничества.
И всё же тёткин аргумент, что такой случай возможно может представится лишь раз в жизни, сломил моё сопротивление и через не-сколько дней я им привёз деньги и свой загранпаспорт для оформле-ния визы. Положившись на пословицу, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, - я решил своими глазами посмотреть Землю, на которой происходили библейские события. За одно мне не терпелось прочувствовать и разглядеть с близи современный религиозный центр мирового жидовства, наших сегодняшних закадычных "друзей".
Забегая вперёд скажу, что поездка была исключительно удачной и в организационном, и в познавательном плане. Все святые места я увидел, жидов разглядел и хорошо прочувствовал их ненависть ко Христу и к православным христианам. Всё, что пишут про это сата-нинское племя, включая употребление ими крови христианских мла-денцев в ритуальных целях, есть сущая правда. Люди такого гнусного безнравственного поведения иными быть не могут. Хорошо, что вся мировая власть и сила сейчас находится в их руках, - воевать и побе-ждать слабаков для русских всегда считалось позором.
Без всякого сомнения, наглядным образом я убедился в истинно-сти новозаветных событий, а также всей предыдущей библейской ис-тории. В достопамятных местах сами святые невидимо, но реально и внутренне ощутимо в качестве радушных хозяев принимают искренно верующих людей и открывают им свою любовь. Кроме того на все со-кровенные вопросы таинственным образом я получил ответы.
Главной целью моего паломничества это было конечно увидеть своими глазами благодатный огонь и то, как он сходит. Я его увидел. Но Бог показал мне не только огонь, но и всю закулисную борьбу, предшествующую этому, спрятанную от глаз основной массы народа. Об этом я подробно написал в статье "Правда о благодатном огне" в газете "Русская Сибирь".
Наша паломническая группа состояла из более чем сорока человек со всех уголков страны. Возглавляла её молодая монашка из-под Ма-лоярославца, нёсшая таким образом послушание в качестве гида. Де-лала она это не впервые и досконально знала и святые места, и тему своих рассказов.
При вылете из аэропорта Шеревметьево погода стояла не по ап-рельски холодной, - шёл снег и дул промозглыё холодный ветер. Три часа полёта и аэропорт Бен Гурион встречал нас 40-ной жарой.
Около входа в аэровокзал стоит бюст, вернее не бюст, а скульпту-ра одной головы Бен Гуриона с демоническим профилем: на лысом черепе как два распростёртых крыла топорщатся остатки волос, а на месте носа торчит огромный горбатый клюв.
Не мне обсуждать внешний облик героев чужих народов, однако в понятии безобразный - красивый есть общечеловеческие нормы, и уродливое ни в одном месте планеты никак не назовут прекрасным. Вероятно по своему внутреннему эстетическому устроению еврей-ский народ Израиля больше тяготеет к первому, иначе даже некраси-вому лицу художественными приёмами можно было бы придать бо-лее привлекательный внешний вид.
Израиль религиозная страна, но евреи своим святым икон не пи-шут, так как их почитают мерзкими идолами. Однако в каждой придо-рожной кафешке висят портреты и фотографические карточки их рав-винов, раббаев, цадиков и прочих мыслителей и толкователей Талму-да. Так вот, любым из этих портретов можно до смерти напугать сред-не статического русского малыша. Потому что с такими чертами лица у нас в народных сказках принято изображать нечистую силу: Кащея Бессмертного, бабу Ягу, леших и прочих отрицательных героев. Не мудрено, что внешний облик человека есть отображение и его внут-реннего мира. Распяв Господа, жиды не только внутренне укрепились во зле, но и окончательно приобрели малопривлекательный внешний вид. Вот почему чтобы окончательно не выродиться, у них принято систематически подновлять кровь смешанными браками.
Для того, чтобы с территории аэропорта выйти в город, необходи-мо было пройти паспортный контроль с постановкой печати в загран-паспорте. Эта процедура занимает минимум времени, но странным об-разом, мы никак не могли её пройти. Нас гоняли от одного окошка к другому, от другого к третьему, а у третьего просили подождать, что-бы обслужить американских туристов, прилетевших позже нас. После того, как их обслуживали, окошко закрывалось, а служащий куда-то исчезал. Так продолжалось около часа. Во всём этом чувствовалась злонамеренность работников аэропорта к нам, - к православным рус-ским, и своим поведением это чем-то напоминало советскую дефицит-ную сферу услуг времён застоя. Наконец кроме нас обслуживать уже было некого, и мы одни нос к носу остались стоять напротив молодого еврея - паспортиста, который делал вид что не понимает чего мы от него хотим. Тогда я не выдержал и гневным тоном крикнул ему по русски, чтобы он обслужил нас скорее, перемежая при этом свою речь крепкими словечками. Он на секунду задумался и как будто чего-то вспомнив, очень быстро нас обслужил.
Около аэропорта нас уже поджидал доброхотный пожилой шофёр еврей со своим личным автобусом. Нашу монашку, вероятно, он знал по предыдущим экскурсиям, и они очень тепло друг друга приветство-вали. Причина его услужливости стала известна позже, - она объясня-лась его чисто меркантильными интересами, - во-первых, паломники из России давали ему постоянную хорошую работу, и во-вторых, в конце каждого дня поездок по установленному обычаю монашка со-бирала с каждого из нас по доллару, чтобы, как она говорила, не оби-деть шофёра. А нас было под пятьдесят человек.
Из Тель-Авива мы сразу поехали в Вифлеем - арабскую часть Из-раиля, где для нас были забронированы места в гостинице "Вифлеем-ская звезда". Я попал в двухместный номер с ещё одним парнем из Москвы. В номере имелся туалет, ванна с душем, две деревянные кой-ки с тумбочками и зеркало. Кондиционера не было, что из-за жары по местным понятиям большой минус, так как даже почти весь авто-транспорт в Израиле снабжён климатическими установками.
Но кондиционер и не понадобился. В первую ночь по приезду стояла сильная духота, я даже сунул ногу под матрас в поисках про-хлады, но не нашёл её там. Однако к утру духота исчезла и до самого отлёта держалась погода на уровне тёплого лета нашей средней поло-сы, будто Сам Господь как добрый Хозяин сделал привычную нам по-году.Вход в храм-гробницу Пресвятой Бо-городицы.
Первый случай видимого чуда произошёл со мной в гробнице Де-вы Марии. Сейчас там находится католический храм, и на месте по-гребения усопшей Богородицы по западному обычаю лежит скульпту-ра или муляж, отгороженный от паломников стеклянным итражом. Для православных малость диковатая традиция, но святость данного места это нисколько не умаляет и дух Самой Девы там присутствует с верными людьми.
Когда подошла моя очередь и я вошёл в святой предел, то решил поставить свечку на подсвечник и помолиться. Но отдельной свечи у меня не было, - был лишь пучок из 33 свеч, купленный мною не за долго до этого в греческой церковной лавке. Но они оказались все сплавленными между собой, и разделить их не представлялось ника-кой возможности. Так что пришлось запалить его целиком от уже го-ревшей свечи, и когда огонь разгорелся, то я испугался неожиданно большой величине пламени. Опасаясь как бы от этого факела не заго-релось ещё чего, я стал дуть на него. Но от притока кислорода он раз-горался только сильнее. Стоящая рядом бабка из нашей паломниче-ской группы сказала:
- Кто же дует на свечи, их тушат руками. -
Я с опаской посмотрел на костёр, горящий в моей руке, но слова бабки признал справедливыми и, боязливо накрыл пламя ладонью. Неверо-ятно, но никакого жжения я не почувствовал, только ощущение при-ятного, можно сказать ласкового, тепла. Поначалу я ничего не понял, и лишь чувство недоумения проскользнуло в моей голове. Только позже я сообразил, что таким образом Богородица показала мне свою при-знательность и любовь.
На следующий день была памятная поездка в Хеврон к дубу Мам-ре, у которого Авраам встретил Бога в виде трёх мужей. На этом месте сейчас стоит русский монастырь, построенный ещё в 19-ом веке и на-ходящийся под юрисдикцией Московской Патриархии.
Наша монашка - гид предупредила: вернёмся поздно, а на сле-дующий день рано вставать и ехать к Гробу Господню на чин омове-ния ног, - есть такое греческое богослужение в память омовения ног Господом своим ученикам на тайной вечери, поэтому кто слабоват, тот пусть остаётся в гостинице и пораньше ложится спать. Желающих ехать набралось больше пол автобуса.
На этот раз нас вёз водитель араб, так как Хеврон арабский город и автотранспорт с еврейскими номерами палестинские дети частенько закидывают камнями.
Прибыли мы туда уже под вечер. Ворота монастыря нам открыл один из трёх монахов обители. На подходе к храму за чугунной ре-шёткой стояло сухое дерево, многочисленные стволы и ветви которого были подпёрты палками. Это и был тот самый дуб, возле которого Ав-раам угощал трёх странников. По преданию он является самым старым деревом на земле, проросшим сразу после всемирного потопа. По тому же преданию к концу истории он должен засохнуть и, увы, в прошлый год перед нашим приездом на нём засохла последняя зелёная веточка, что навевало всем присутствующим грустные размышления.
В храме монастыря для приехавших состоялось богослужение. Я стоял в первом ряду и не мог оторвать глаз от большой, написанной во всю стену фрески, изображающую угощение Саррой и Авраамом трёх странников. Не передаваема была красота Сарры.
Современному человек трудно себе представить 90-летнюю жен-щину красивой. Но священное Писание нам говорит, что Сарра имен-но в этом возрасте была красива, да так, что даже видевшие её цари хотели отобрать её у Авраама и жениться на ней. Художнику, напи-савшему эту фреску удалось найти такой её образ, что по нему вообще невозможно было определить возраст женщины, как будто она была вне времени. Гармония, теплота и обаяние её вызывали ощущение ую-та и пристанища в мужском сердце, а кокетливое, вызывающее и на-носное рядом с ней казалось ничтожным. О таких женщинах писал Апостол Пётр: "Да будет украшением вашим не плетение волос, не золотые уборы и нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом". 1, гл.3, п.п.3,4.
Той же рукой была написана другая чудная фреска, изображающая совращение змеем Евы в Эдемском саду.
В заключении данный эпизод хочу дополнить обнадёживающим известием. Через год после моего паломничества на Святой Земле по-бывал один из вышневолоцких священников и поведал, что Мамрий-ский дуб вновь дал маленький зелёный росток.
Возвратились в гостиницу мы лишь в три часа ночи, и когда через три часа нас вновь разбудили, чтобы ехать в Иерусалим на чин омове-ния ног, то поначалу я хотел остаться спать, - так меня разморило. К тому же в то утро неожиданно в дали небо затянули тучи, сверкали молнии и грохотал гром. Но над нами дождя не было. Постепенно придя в себя решил все-таки, что надо ехать, а отдыхать будем, когда вернёмся домой и, был вознаграждён за это лицезрением нового чуда, о котором пришло время рассказать.


Основание минарета, в крышу которого ударила молния.


Наша монашка сразу повела нас на крышу храма Гроба Господня, откуда лучше всего было наблюдать за богослужением. На площади перед храмом поставили высокую разборную сцену, на ней стулья и микрофоны, так как участвующие в чине греческие священники по-стоянно поют соответствующие песнопения. Лучшие места вокруг сцены на самодельных трибунах заняли греческие паломники. На крышах разместились верующие из России и других стран.
Внизу в толпе с винтовками наперевес сновали израильские сол-даты и полиция, отдавая распоряжения и по хозяйски наводя порядок. Движения и манера поведения вояк выражали их внутреннюю враж-дебность к происходящему. Власти нынешнего Израиля являются идейными оппонентами Христа и на борьбу с Ним они направили всю мощь современной цивилизации.
Организаторы проверяли работу микрофонов, как это бывает пе-ред началом концерта, и их звуки, сливаясь с разноголосым шумом толпы, создавали праздничное настроение. Но в атмосфере чувствова-лось какое-то напряжение. Неожиданно пошёл небольшой дождик, ко-торый мешал мне снимать происходящее на видеокамеру.
На противоположной от нас стороне площади стояла вышка му-сульманского минарета, построенная ещё во времена господства на Святой Земле Оттоманской империи. Вдруг раздался оглушительный треск, - от испуга я даже присел на корточки. Это молния шарахнула в крышу минарета, выбив из неё тучу пыли и несколько кирпичей, кото-рые полетели вниз на собравшихся. Но ни одного пострадавшего не было. Следом раздались рукоплескания и радостные крики собрав-шихся на церемонию греков, которые на своих православных торжест-вах привыкли наблюдать подобные чудесные действия невидимых сил. Я же был ошарашен и из моих глаз от умиления потекли слёзы.
Подоплёка происшедшего была понятна до очевидности: никогда в жизни молния от меня так близко не била; била она в голову минаре-та, а не в рядом находящийся Крест, установленный на куполе воскре-сения Христа, и била именно в малый отрезок богослужения в присут-ствии тысячной толпы верующих, никому не причинив вреда. Любая случайность здесь исключена.
Потом наша монашка сказала нам, что данное явление уже неод-нократно происходило на этом празднике. Поэтому, привыкшие к не-му греки и аплодировали, а не растерялись как мы русские, которые только - только начали делать первые шаги на Святую Землю.
Дополнить повествование об этом чудном событии хочу рассказом сибиряка, - паломника из нашей группы. Я видел как во время бого-служения он сидел на противоположной от нас стороне крыши на уз-ком бордюре, предохраняющем людей от падения вниз на площадь. Как он сам мне говорил, часть молнии прошила ему ноги, не причинив вреда и предохранив тем самым его от неминуемого падения вниз от испуга. Я попросил его рассказать о случившемся перед видеокаме-рой, чтобы живым свидетельством чудес Господних можно было при-водить неверующих к вере. Как и псалмопевец Давид поёт: "Сего ради исповемся Тебе во языцах" или "Великолепие славы святыни Твоея возглаголят и чудеса Твоя поведят". Но он решил умолчать о чуде, сказав, что данная информация только для его духовного отца. Ну что же, во все времена жили люди, находящиеся в духовном обольщении.
Ну, и конечно же, надо рассказать о посещении мною храма Рож-дества Господа Иисуса Христа, который находился примерно в кило-метре от нашей гостиницы.
Складывалось впечатление, что сам воздух в нём насыщен благо-датью и Божественным присутствием. В глубине храма на одной из стен там висит небольшая ничем особо неприметная икона Пресвятой Богородицы, от которой происходили и происходят многочисленные исцеления людей. Я никогда специально не вызывал в себе мистиче-ских ощущений, но когда я подошёл к ней чтобы просто получше её разглядеть, то буквально всеми своими внутренностями ощутил при-сутствие Божьей Матери, которая любовно и радушно на правах Хо-зяйки приветствовала меня в стенах святой обители. Это именно её храм по служению и предназначению.
В тот день было очень многолюдно, - народ съезжался со всех концов планеты, чтобы видеть благодатный огонь, низводимый Богом на Православную церковь, и в ожидании чуда они посещали другие святые места. Как раз приехало несколько автобусов, не скажу палом-ников, туристов из Западной Европы, - гладкие, чистенькие, обвешан-ные фотоаппаратами, они ходили по храму как по музею и делали фо-тоснимки интересующих их деталей интерьера, подсчитывая, навер-ное, одновременно своим материалистическим мозгом сколько бы могло это стоить в денежном эквиваленте.
Тут же суетилось несколько греческих священников с пропитыми лицами с явно попрошайническими намерениями. Наши доброхотные старухи подходили к ним за благословением и совали в руки долларо-вые бумажки. Мне они были неприятны и денег давать не хотелось. Но поддавшись их угодливому виду, я всё-таки достал свой доллар и протянул его краснощёкому улыбчивому попу. Как только он его взял, я почувствовал болезненный удар в сердце. Ангел, который мне его нанёс был явно недоволен моим поступком. Значит совесть, пре-восходя обманчивые чувственные порывы, всегда даёт правильную нравственную оценку ситуации, и я советую в наше лукавое время по-чаще прислушиваться к её голосу в сомнительные моменты жизни.
Вдоль всего храма по сторонам двумя рядами стоят массивные мраморные колонны, подпирающие его крышу. В некоторых колоннах есть гладкие диаметром с человеческий палец отверстия. Меня заинте-ресовало их происхождение, и я попросил нашу монашку рассказать об этом. Оказывается много столетий назад, завоевавшие Святую Зем-лю мусульмане хотели разрушить храм. Когда их воины высокомерно въехали в него на лошадях, то из столбов вырвались целые рои шме-лей и оводов, которые нещадно стали их жалить. Устрашённые слу-чившимся чудом, абреки спешно бежали, и в дальнейшем храм трогать побоялись, хотя многие святыни православия вокруг были ими разру-шены.
Само место рождения Христа находится в пещере, в которую надо спускаться по крутой узкой лестнице. Из-за наплыва западных тури-стов образовалась большая очередь, почти не трогающаяся с места. Нас же поджимало время, так как во второй половине дня надо было ехать в Хеврон. Тогда наши бабки дружно запели церковные песнопе-ния, ребята поднажали, и мы как горячий нож масло стали прорезать толпу цивилизованных европейцев. Пропускали они нас молча, а глаза выражали покорность и испуг. Хозяевами эти люди были там: в мага-зинах, ресторанах, офисах и банках, а здесь мы, - мы были у себя до-ма.
У спуска в пещеру находится мраморный столб, на котором напи-сана икона лица Спасителя. Удивительно то, что глаза Господа могут быть на ней открыты или закрыты, - кто как видит. Пока мы потихонь-ку продвигались в пещеру, я сам наблюдал это чудесное явление - Христос несколько раз медленно открыл и закрыл очи, повергая этим меня всякий раз в оцепенение. И это не было моей религиозной эк-зальтацией или одержимостью, - тоже самое видели другие. Хотя моя тётка, находящаяся рядом, говорила, что глаза всё время закрыты.
Особо впечатляли своим натурализмом, как памятник жестокости царю Ироду, груды детских черепов, сложенных за стеклянными вит-ражами справа и слева от входа внутри храма. Среди детских попада-лись и черепа взрослых людей. Оказывается воины Ирода убивали и матерей, которые слишком рьяно защищали своих младенцев. Если знать, что Ирод казнил даже собственных детей, подозревая что они хотят сесть на его трон, то мог ли он остановиться перед опасностью потерять его со стороны не родственных ему людей. За попытку бого-убийства участь его была ужасна. Вот что пишет о ней историк Иосиф Флавий: "Лихорадка не была так сильна, но на всей поверхности кожи он испытывал невыносимый зуд, а в заднепроходной кишке - посто-янные боли; на ногах у него образовались отёки, как у людей одержи-мых водобоязнью, на животе - воспаление, а в срамной области - гниющая язва, которая плодила червей. Ко всему этому наступали припадки одышки, лишавшие его возможности лежать, и судороги во всех членах". Иудейская война , Кн1, гл.5.
Царь Ирод в лице современных израильских властей, сумевших распространить миазмы растления и распада на весь мир, имеет дос-тойных приемников. Будем надеяться что и участь их будет на столько же хуже, насколько больше зла они сумели сотворить.

Израиль очень насыщенная вооружениями страна. Пока мы коле-сили по его дорогам, я часто наблюдал картину перевозки боевой тех-ники. Во многих местах на вершинах гор находятся военные объекты, огороженные колючей проволокой. На аэродромы то и дело призем-ляются американские военно-транспортные самолёты. Рядом с горой Искушения под Иерихоном, с которой дьявол показывал Христу все царства мира, искушая Его, находится более высокая гора, вся покры-тая радиоантеннами и в недрах которой расположен секретный аэро-дром. Утром автобусные остановки израильских городов заполняются вооружёнными солдатами, спешащими из дома на свою работу в ка-зармы. С оружием они не расстаются никогда и в любой момент гото-вы начать отстрел палестинцев. В таких условиях война с безоружны-ми палестинцами представляется не геройством, а хладнокровной рез-нёй. Широтой натуры и великодушием жидовское племя явно обделе-но. Не в пример Российской Империи, на территории которой уже ты-сячу лет мирно сожительствуют многие народы, жиды за пятьдесят лет существования своего государства Израиль не нашли общего языка ни со своими Я возле храма Вознесения Господа (Елеонская гора).соседями, ни с коренным народом Палестины. И эти люди сейчас нас учат жить на нашей Родине!?

За неделю пребывания на Святой земле кроме описанных уже мест мы посетили Канну Галилейскую, Назарет, гору Фавор, Мёртвое море, искупались в Галилейском озере возле монастыря Марии Ма-гдалины у радоновых источников и в реке Иордан. Некоторые святые места, например гробница Лазаря и храм Вознесения Господа, нахо-дятся в собственности у арабов и за вход туда они взимают плату с че-ловека по 1 доллару.
В русском женском Троицком монастыре, находящемся на Елеон-ской горе напротив мечети Аль-Акса, покоятся мощи Елизаветы Фё-доровны, - родственницы последнего Русского Императора Николая 2-го, сброшенной живьём большевиками в шахту на Урале. В современ-ное время были неоднократные случаи ритуальных убийств насельниц этого монастыря окультистами. Вообще эти женщины мужественные люди, так как уже одним своим присутствием на земле Израиля они обличают его антихристианские человеконенавистнические власти, чем подвергают свои жизни смертельной опасности. Я сам видел, что их вера не показная и не ряженная, а настоящая.


Израиль бедное природными ресурсами государство, но живут ма-териально там на много богаче нашего. Сконцентрировав в своих ру-ках все финансы мира, они как кровососы высасывают богатства из всего света. Бедная Германия новоиспечённому Израилю до сих пор платит громадную мзду за то, что его соплеменники были убиваемы в других странах. Ладно бы евреи своим героизмом и своими организо-ванными дивизиями переломили хребет фашистской машине, - было бы не так обидно. А то ведь вытаскивали немцы их как крыс из собст-венных лавочек и магазинчиков, чтобы трудоустроить в производст-венной сфере, - так нет, назвали такую политику антисемитизмом и холокостом. В знак протеста нынешние жиды неофициально сговори-лись бойкотировать автомобили западногерманского производства. Но я что-то не заметил этого на практике, - "Мерседес" очень популярная у евреев машина.
Проезжая вдоль израильских портов, я видел горы пиленного леса и не меньшие штабеля металлопроката, которые, может быть, за бес-ценок были вывезены с нашей трудолюбивой Родины, где сейчас пра-вят их соплеменники, не желающие платить даже зарплату русским рабочим за уже выполненный труд.

На прощание работники аэропорта Бен Гурион устроили нам обыск с пристрастием под названием таможенный досмотр, за что все мы ещё большим прониклись к ним "уважением", так как таким обра-зом жиды нам открывают глаза на источник наших бед.
Как известно источником всех бед и несчастий является человече-ский грех. Но если бы мы со своими грехами остались наедине, то врятли бы образумились. Поэтому по Божьей милости главенствовать над нашими грехами приходят другие народы, наиболее способными в этом плане из которых являются жиды. Атмосфера растления и распа-да для них естественная среда обитания, и в ней они себя чувствуют как рыбы в воде. Это может продолжаться до тех пор, пока либо весь русский народ не вымрет и Россия как единое государство прекратит своё существование, либо нам надо покаяться в наших грехах и тогда исчезнет благодатная почва для паразитов, и тогда они сами собой ис-чезнут.
Проходить досмотр нас православных паломников подвели к от-дельному пункту - контролю. Сначала наши сумки просвечивались на рентгеновских аппаратах, а потом проводился визуальный осмотр их содержимого. При выходе из аппарата ленте, на которой стоял багаж, придавалось ускорение и, таким образом, он не плавно опускался на пол, как должно было бы быть, а выкидывался по дуге метра на два вперёд, стукаясь об пол, если бедная бабка не успевала подставлять свои руки. Но издевательства на этом не заканчивались. Молодая жи-довка в форме таможенника с демонстративно напяленными на руки целлофановыми пакетами предлагала раскрыть сумку, и она начинала в ней ковыряться, раскидывая вещи по столу. Особое пристрастие она имела к христианским предметам религиозного культа: к иконам, кре-стам, различным сувенирам. Она для чего-то брезгливо крутила их на свету своими целлофановыми лапами, иногда не надолго уходила с ними в закрытую комнату, потом возвращалась. Наверное она подоз-ревала, что под видом икон православные бабки-террористки хотят пронести пластиковую взрывчатку на самолёт. Но в действительности все эти демонстративно-издевательские кульбиты жидов навеяны их окультной ненавистью к последователям истинного Бога - к право-славным христианам. В то же самое время на соседних пункт - кон-тролях огромные лакированные чемоданы на колёсиках ухоженных западных туристов не только не вскрывались, но даже не просвечива-лись.
Жиды не стесняются вести себя по хамски высокомерно к пред-ставителям других религий на своей территории. По справедливости пора и синагогу в России ставить вне закона.



далее >>> часть 2

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67